Операция «Призрак». Беларусь, г. Новополоцк, с 6 по 9 июля 2010 года.

Незаконное лишение свободы двух участников разработки проекта (Андросова Владислава и Турченкова Евгения) сотрудниками ГОВД г. Новополоцка в июле 2010 года, мы назвали – операцией «Призрак», в силу того, что в деле фигурировал неустановленный персонаж, появившийся из милицейского УАЗика. Он сыграл главную роль в задержании, а позже внезапно пропал, и ни один сотрудник ГОВД г. Новополоцка так и не вспомнил о его существовании. Кроме того, он был настолько неуловимым, что даже камеры слежения Новополоцкого ГОВД не смогли его должным образом зафиксировать. С его появлением таинственным образом вышла из строя телефонная аппаратура в ГОВД.

Но обо всем поподробнее.

В небе, над городом Новополоцк, постепенно сгущались тучи. Около 18.00 (по местному времени) 6 июля 2010 г. Андросов Владислав Викторович и Турченков Евгений Александрович пили чай на кухне и планировали встретиться с заведующим кафедрой «Химической технологии топлив и углеродных материалов» Полоцкого Государственного Университета Ткачевым Сергеем Михайловичем, чтобы передать ему архив книг по нефтепереработке и нефтехимии на 5-и DVD дисках. Примерно в 18.10 Андросову В.В. позвонил Ткачев С.М. и начал интересоваться, в каком формате диски, на которых были записаны книги, и в каком формате сами книги. Судя по разговору, он был очень взволнован. В 18.30 Турченков и Андросов В.В. вышли из квартиры. Выйдя из подъезда (в это момент у каждого была при себе сумка с личным ноутбуком), они обнаружили, что начался сильный дождь с грозой, и решили переждать стоя под козырьком подъезда пик дождя или дождаться его окончания. Примерно в 19.00, несмотря на дождь, они решили все же дойти до остановки и там сесть на автобус или взять такси, которые обычно стоят возле магазина «Двина» или возле остановки, напротив магазина «Дом книги».

В 19.15 они подходили к остановке «Дом книги». Дождь начал усиливаться, людей около «Дома книги» не было, только на противоположной стороне, около магазина «Двина», было несколько прохожих. Когда до остановки оставалось около 20 метров, Турченков Е.А. увидел, что в том же направлении, наравне с ними (медленно, порядка 10 км/ч) движется милицейский УАЗик. Не придавая данному факту значения, они практически дошли до остановки (оставалось около 10 м), в этот же момент с ними поравнялся милицейский УАЗик. В этот момент, рядом никого не было.

Как только УАЗик остановился, из него выскочил парень (на вид 22-24 года, спортивного телосложения, загорелый, коротко стриженный, одетый в оранжевую футболку и серые шорты, на лице у него имелся след от удара: серовато-фиолетовая припухлость на правой щеке) и, показывая рукой на Андросова В.В. и Турченкова Е.А., начал кричать: «Это они! Вот они! Это они украли у меня ноутбук». Из УАЗика вышли трое сотрудников МВД (два майора и один подполковник). Подполковник (как позднее выяснилось, сотрудник ОБЭП, с его слов, подполковник милиции Полозов А.С.) сообщил, что было совершено разбойное нападения, потерпевшим которого, якобы, является этот молодой человек в оранжевой футболке. Парень кричал, что у него отобрали ноутбук, майор (как позднее выяснилось, майор милиции Пилюшин С.В.) спросил, что у Андросова В.В. и Турченкова Е.А. в сумках и тут же, не дожидаясь ответа, предложил проехать с ними в отделение для выяснения обстоятельств.
600

Примерно такой пепелац (УАЗик) ГОВД г. Новополоцка перемещал задержанных (Андросова В.В. и Турченкова Е.А.) по городу.
Они постоянно переживали как бы это «самоходное орудие правопорядка» не развалилось по дороге, но все обошлось.

Примерно в 19.20 все сели в милицейский УАЗик, от Андросова В.В. и Турченкова Е.А., в жесткой форме, потребовали держать руки на столе. Андросов попросил, в связи с непонятной ситуацией, сообщить работодателю, родственникам и в консульство РФ о задержании, на что майор (Пилюшин С.В.) усмехнулся и сказал «Ну да, сейчас я за консулом поеду!». Во время езды «потерпевший» парень вел себя вызывающе, кричал, что хочет свести с нами счеты (Андросовым В.В. и Турченковым Е.А.) «один на один», сообщал сотрудникам МВД, сетовал на разбой, якобы, совершенный со стороны задержанных.

Привезли задержанных (Андросова В.В. и Турченкова Е.А.) в ГОВД г. Новополоцка около 19.35. Милицейский УАЗик не стал подъезжать близко к самодельному мосту, через траншею с трубами, который вел к входу в ГОВД. Майор (Пилюшин С.В.) открыл дверь и вышел из машины, «потерпевший» (наш загадочный призрак) замешкался, и некоторое время колебался выходить из машины или нет, но поскольку он мешал выходу из машины всех остальных, все же вышел. За ним вышли задержанные (Андросов В.В. и Турченков Е.А.) и второй майор. Несмотря на то, что шел дождь, на крыльце ГОВД стояли четыре милиционера (у Турченкова Е.А. сложилось впечатление, что они ждали именно «эту делегацию»), которые внимательно наблюдали за нами и улыбались, они пропустили всех в здание и, потом, зашли сами. Далее задержанные (Андросов В.В. и Турченков Е.А.) вместе с задерживавшими их милиционерами прошли в помещение дежурного, а «потерпевший» остался в холле ГОВД.

Милиционеры, которые привезли задержанных (Андросова В.В. и Турченкова Е.А.), пояснили дежурному Волкову А.П., что они привезли подозреваемых в разбойном нападении с целью завладения ноутбуком. Дежурный Волков А.П. попросил Турченкова Е.А. поставить личные вещи на стол. Далее попросил достать все вещи из сумки и начал досмотр. Турченков Е.А. задал вопрос Волкову А.П., почему досмотр личных вещей производится без присутствия понятых, на что Волков А.П. ответил, что весь досмотр будет зафиксирован на камеру видеонаблюдения, которая находилась около потолка, в углу дежурной комнаты, метрах в 5 (по прямой) от стола дежурного. Волков А.П. пояснил Турченкову Е.А., что у них это обычная практика досмотра и вместо понятых используется фиксация досмотра на видеокамеру. В протоколе досмотра расписались двое сотрудников ГОВД, которые, по мнению Турченкова Е.А., не являются независимыми свидетелями. При попытке сделать запись в протоколе досмотра, о том, что, по мнению Турченкова Е.А., досмотр не законен в связи с отсутствием независимых понятых, дежурный Волков А.П. вырвал у Турченкова Е.А. протокол досмотра. Со стороны Турченкова Е.А. несколько раз звучала просьба сообщить родным о факте задержании, на что дежурный Волков А.П. отвечал, что сейчас не время и все это будет сделано позже.

Во время досмотра Андросова В.В. и Турченкова Е.А. «пострадавший» парень сидел в холле ГОВД.

После досмотра Турченкова Е.А., его увели и начали досмотр Андросова В.В. На просьбу Андросова В.В. объяснить, куда и с какой целью был препровожден Турченков Е.А., им был получен ответ, что это не его дело. На просьбу найти независимых понятых и осуществить досмотр в их присутствии Андросов В.В. получил категорический отказ со стороны дежурного Волкова А.П. следующего содержания: «Сейчас я кинусь искать тебе понятых, по законодательству Республики Беларусь мы этого можем не делать». Досмотр личных вещей Андросова В.В. был осуществлён не внимательно и со спешкой, у него сложилось впечатление, что досмотр проводился для галочки. После этого был оформлен протокол досмотра личных вещей, копия которого Андросовым В.В. не была получена вообще. На неоднократные просьбы Андросова В.В. внести в протокол замечание, что досмотр осуществлялся без независимых понятых, после угрозы отказа его подписывать, было получено согласие внести данное замечание.

По замечаниям Турченкова Е.А., в процессе нахождения (на протяжении всего времени досмотра личных вещей) в комнате дежурного и в холле ГОВД находилось большое количество сотрудников милиции, которые изображали бурную деятельность, но следили только за привезенными задержанными: в комнате дежурного постоянно находилось не менее 6 сотрудников ГОВД, а в холе не менее 3. Такого большого количества сотрудников ГОВД в комнате дежурного и в холле Турченков Е.А. впоследствии больше не наблюдал. В процессе досмотра дежурный Волков А.П не занимался посетителями, а все кто приходил в ГОВД общались с сотрудниками милиции, которые в этот момент времени находились в холле.

Примерно в 20.00 Турченкова Е.А. отвели на допрос к подполковнику Полозову А.С. он собирался записать показания по факту задержания, на что Турченков Е.А. сообщил, что все пояснения будет давать только в присутствии адвоката, на что Полозов А.С. сообщил ему, что тем самым Турченков Е.А. «только усугубляю свое положение». Турченков Е.А. ответил только на общие вопросы установления личности (ФИО, адрес проживания и т.д.).

Около 20.20 меня Турченкова Е.А. перевели в другой кабинет, где отсканировали отпечатки пальцев. Далее сотрудник ГОВД, который снимал отпечатки пальцев, установил видеокамеру на штатив и принялся снимать Турченкова Е.А., задавая при этом вопросы: ФИО, адрес, цвет глаз, размер обуви. После этого его перевели обратно в кабинет к Полозову А.С., который задал Турченкову Е.А. еще пару вопросов, а потом пригласил сотрудника ГОВД, чтобы тот присмотрел за Турченковым Е.А., а сам (Полозов А.С.) примерно в 20.40 отлучился. Около 21.00 Турченкова Е.А. перевели в одиночную камеру предварительного задержания в комнате дежурного. Поскольку камера была очень малых размеров (там даже стоять было неудобно), так же там было жарко и очень душно, примерно в 21.30 Турченков Е.А. попросил перевести его в большее помещение. В результате чего его перевели в соседнюю камеру (находиться в которой было также тяжело, так как отсутствовала вентиляция, было жарко и душно, постоянно хотелось пить); на просьбу предоставить питьевую воду, Турченкову Е.А предоставили кран с водопроводной водой в туалете дежурной; воду, из которого используют только для мытья рук.

Около 20.40 Андросова В.В. майор Пилюшин С.В. отвел в кабинет, где у него отсканировали отпечатки пальцев. Далее сотрудник ГОВД, который снимал отпечатки пальцев, достал видеокамеру и снял Андросова В.В. в разных положениях, а так же ему были заданы на камеру вопросы и сняты ответы них: ФИО, адрес, цвет глаз, размер обуви.

Примерно в 21.00 после сканирования отпечатков пальцев и съемки на видеокамеру Андросова В.В. майор Пилюшин С.В. отвел к себе в кабинет на допрос. В процессе, которого Андросов В.В. пытался объяснить ему, что задержание не законно, что необходимо сообщить о факте задержания родственникам. От конкретных ответов по факту задержания Пилюшин С.В. тактично уклонился, а так же пытался перевести разговор на другую тему (непонятную Андросову В.В.) и делал какие-то странные намеки, смысл которых Андросову В.В. понять не удалось.

После этого Андросова В.В. около 21.40 привели обратно в дежурную к Волкову А.П., где состоялся повторный разговор по поводу того, что необходимо сообщить родственникам и нанимателю о месте нахождения и причинах задержания. Дежурный Волков А.П. позвал некого сотрудника ГОВД (ФИО и звание, которого остались не известны), который записал телефон и ФИО нанимателя, которому обещал сообщить о местонахождении и причинах задержания, что как оказалось в последствии сделано не было. После чего дежурный Волков А.П. дал на ознакомление протокол о задержании и рапорт сотрудников, задержавших Андросова В.В. В рапорте, к его удивлению, было указано, что Андросова В.В. задержали за нецензурную брань в общественном месте. Волков А.П. настаивал на том, чтобы Андросов В.В. расписался напротив каждого пункта протокола, задержанный Андросов В.В. отказался это делать и в пояснении к протоколу написал, что факты, изложенные в протоколе ложь, а само задержание он считает провокацией с неизвестными для него мотивами. Андросов В.В. задал вопрос Волкову А.П., что будет дальше. На это Волков А.П. сказал, что Андросов В.В. и Турченков Е.А. задержаны за нецензурную брань и начальником ГОВД Бессарабом Сергеем Борисовичем принято решение содержать их в ЦИП (Центр изоляции правонарушителей) до решения суда т.к. у сотрудников ГОВД есть все основания предполагать, что Андросов В.В. и Турченков Е.А. могут скрыться от правосудия.


Протокол задержания Андросова В.В. (лист 1).


Протокол задержания Андросова В.В. (лист 2).

Около 00.00 Волков А.П. вывел Турченкова Е.А. из камеры и дал на ознакомление протокол о задержании и рапорт сотрудников, задержавших его. В рапорте, к его удивлению, было указано, что Турченкова Е.А. задержали за нецензурную брань в общественном месте. Волков А.П. настаивал на том, чтобы Турченков Е.А. расписался напротив каждого пункта протокола, тот отказался это делать и описал происходившие события в пункте объяснения задержанного, под, чем и подписался. Турченков Е.А. в очередной раз изъявил просьбу сообщить родственникам, о задержании и для этого попросил извлечь номер из телефонной книги его мобильного телефона, на что Волков А.П. выразил недоумение и неготовность достать мобильный телефон из сейфа. Далее Турченков Е.А. высказал недовольство по поводу того, что ему не были объяснены его права, на что ему была выдана книга УК РБ и он был, заперт в камере. Практически все время нахождения его в камере предварительного заключения (в совокупности около 4 часов) дежурный ГОВД Волков А.П. громко включал на компьютере (который находился на столе дежурного) музыкальные композиции в стиле «русский шансон». Все звучавшие песни были о трудной жизни и судьбе заключенных в тюрьмах. Особенной популярностью у Волкова А.П. пользовалась лирическая песня М. Круга «Владимирский централ». На просьбы сделать музыку тише или выключить Волков А.П. не реагировал. У Турченкова Е.А. сложилось впечатление, что дежурный ГОВД ставил эти песни с каким-то намеком. Примерно в 00.30 Турченкова Е.А. пытались перемесить в ЦИП, но поскольку туда приезжала скорая помощь (как позднее выяснилось к Андросову В.В.), то он был переведен обратно в камеру предварительного задержания.


Протокол задержания Турченкова Е.А. (лист 1).


Протокол задержания Турченкова Е.А. (лист 2).

Андросов В.В. был помещен в ЦИП в районе 22.40 в камеру №2, где было накурено и очень душно т.к. вентиляция практически отсутствовала. После нахождения в камере около часа (где-то в 23:50) Андросов В.В. почувствовал себя плохо и обратился к дежурному ЦИП, с просьбой вывести его подышать на свежий воздух. Тот вызвал скорую помощь, которая прибыла в района 00:10. Врачи скорой помощи совершили осмотр Андросова В.В., и измерив давление, пришли к выводу, что оно повышенное и сделали ему укол. Далее дежурный ЦИП, после консультации с кем-то по телефону принял решение перевести меня в камеру №1 (в которой вентиляция значительно лучше), в которую с ним был перемещен еще один заключенный (имя которого Сергей) из камеры №2.

Около 02.00 ночи Турченкова Е.А. переместили в ЦИП, в камеру №2.

Седьмого июля за Андросовым В.В. и Турченковым Е.А. примерно в 10.30 в ЦИП пришел оперуполномоченный Алексей (фамилию и звание он не уточнил), который сообщил, что сегодня с утра ему начальством было поручено заниматься данным административным делом. Он выразил непонимание сути происходящего и сказал, что все административно задержанные отпускаются после выяснения обстоятельств, и только потом по адресу проживания приходит повестка в суд, на котором и выносятся решение о наказании. Алексей собирался везти обоих задержанных в суд, но выяснилось, что у него нет каких-то бумаг, Андросова В.В. и Турченкова Е.А. опять поместили по камерам. Вернулся Алексей около 11.30, и все вместе они на милицейском УАЗике отправились в городской суд.

900 (3)

Здание суда г. Новополоцка.

Около 12.00 они приехали в суд. Судья Боднарчук А.Л. выслушала изложение происходивших событий Андросовым В.В. и Турченковым Е.А., ознакомилась с бумагами, разъяснила им их права в рамках судебного процесса. На вопрос необходим ли адвокат – оба задержанных ответили ей о том, что хотят воспользоваться услугами адвоката. Судья распорядилась предоставить им адвоката и вызвать для дачи показаний свидетелей (уже известных читателю, Полозова А.С. и Пилюшина С.В.). В 12.30 на милицейском уазике Алексей, Андросов В.В. и Турченков Е.А отправились в ГОВД за деньгами (Андросова В.В.) необходимых для оплаты адвоката. В 13:00 Андросов В.В. получил из сейфа свой кошелек, откуда взял 8 000 российских рублей и 185 000 белорусских рублей. Далее в обменном пункте они поменяли российские рубли на белорусские, и отправились в городскую коллегию адвокатов, где наняли одного адвоката (фактически первого попавшегося) на двоих (Пелудзь Э.И., ордер №001609, известно также, что он бывший прокурор). С адвокатом и его практиканткой (студенткой) Андросов В.В., Турченков Е.А. и Алексей отправились в суд, на том же милицейском УАЗике. Во время езды в суд Андросов В.В. и Турченков Е.А. изложили суть происходящего адвокату, а также выразили недовольство тем фактом, что им не дают возможность сообщить родственникам и нанимателю о задержании, на что адвокат сказал, что это полный абсурд, и выразил полную уверенность, что им предоставят возможность связаться с родственниками и нанимателем, а так же о ближайшем, позитивном исходе данного дела.

Около 14.00 они приехали в суд. Судья Боднарчук А.Л. периодически вызывала Андросова В.В. и Турченкова Е.А., и задавала вопросы. Андросов В.В. и Турченков Е.А. ходатайствовали судье с просьбой сообщить родственникам и нанимателю о задержании, на что судья Боднарчук А.Л. распорядилась удовлетворить просьбу. Также адвокат написал заявление дежурному от имени Андросова В.В. и Турченкова Е.А. с просьбой сообщить родственникам о их местонахождении, в котором оба задержанных расписались и указали контактные номера телефонов, в дальнейшем заявление находилось у Турченкова Е.А. По данному административному делу давали показания свидетели Полозов А.С. и Пилюшин С.В., как отмечает Андросов В.В., они давали разрозненные показания и по-разному описывали происходившие события. Например время выезда из ГОВД по заданию дежурно ими было названо разное, а так же время в течение которого они прибыли на место происшествия так же сильно отличалось: Полозов А.С. сообщил, что на прибытие от момента получения задания от дежурного до места происшествия у них ушло 4 мин., а Пилюшин С.В. по данному вопросу сообщил, что у них ушло на прибытие к месту происшествия 15-20 мин. Выслушав показания свидетелей, судья Боднарчук А.Л. сочла их недостаточными и решила опросить также дежурного А.П. Волкова. Заседание суда было приостановлено и Андросов В.В., Турченков Е.А., Алексей, Полозов А.С., Пилюшин С.В. поехали в ГОВД. Перед отъездом адвокат сообщил нам, что пойдет к прокурору «переговорить» по данному административному делу. Так же когда Андросов В.В. остался один в кабинете судьи, он обратился к ней с просьбой вынести решение по которому мерой наказания будет штраф (который он готов оплатить), на что она ему сказала что на нее оказывают давление и она не может вынести такое решение и от нее требую задержания Андросова В.В. и Турченкова Е.А. минимум на 3 суток. По дороге Полозов А.С. «недоумевал» как могла произойти такая ситуация, что Андросова В.В. и Турченкова Е.А. задержали за нецензурную брань, и несколько раз повторил, что возможно Андросов В.В. и Турченков Е.А. должны кому-то денег.

На пути в ГОВД Полозов А.С. и Пилюшин С.В. вышли в районе ресторана «Остров», а остальные, примерно в 15.20, приехали в ГОВД, где обнаружили Волкова А.П., поэтому, через некоторое время, вместе с ним, отправились обратно в суд. Прибыв в суд около 16.00, оказалось, что адвокат Андросова В.В. и Турченкова Е.А. бесследно пропал (по слухам он отправился на дачу), что делало невозможным дальнейшее проведение судебных действий. Алексей пытался дозвониться до адвоката, но тот не брал трубку. Кроме того материалы дела представленные судье на рассмотрение сотрудниками ГОВД, она посчитала оформленными ненадлежащим образом с большим количеством нарушений. После того как оказалось, что найти адвоката не представляется возможным, а рабочее время подходит к концу, судьей было принято решение направить дело на доработку. В 17.00 судья Боднарчук А.Л. приняла решение о возврате дела в ГОВД на доработку с переносом судебного заседания на следующий день.

Приехав в ГОВД Андросов В.В. и Турченков Е.А. ходатайствовали о изменении меры пресечения и готовы были оставить существенный залог, подтверждающий то, что они не скроются от правосудия (особенно принимая во внимании, что инкриминируемое им деяние не является общественно опасным), далее Турченков Е.А. пытался отдать заявление, написанное адвокатом дежурному, но его не пустили к дежурному ГОВД, переместив в камеру ЦИПа. Отдать заявление он смог только вечером, на вечерней проверке, дежурному по ЦИПу, никакого подтверждения того, что заявление дежурным ГОВД было принято, Турченкову Е.А. не предоставили.

В 20.30 Андросов В.В. почувствовал себя плохо т.к. не принимал пищу уже вторые сутки – такое решение было принято им вследствие того, что у него есть хронические заболевания пищеварительного тракта, а качество пищи предоставляемое для питания в ЦИПе было крайне низким (на его просьбу приобрести для него необходимое питание за его же средства Андросову В.В. было отказано). О чем он сообщил дежурному ЦИПа, тот принял решение вызвать скорую помощь и вывел Андросова В.В. из камеры. В 21.00 прибыли врачи скорой, которые сделали ему укол и заявили о том, что Андросова В.В. необходимо доставить в стационар. Дежурный (с его слов) сообщил об этом начальнику ГОВД (Бессарабу С.Б.) и они о чем-то долго беседовали. После чего дежурный ЦИПа сообщил Андросову В.В., что его направят в Новополоцкую городскую больницу, когда прибудет группа сопровождения. В 21.40 прибыла группа сопровождения, в состав которой входили 3 сотрудника службы конвоя, они одели наручники на каждую руку Андросова В.В. и к каждому из наручников соответственно был пристегнут конвоир. В таком виде его доставили в больницу, где врачи сделали вывод, что к ним доставили особо опасного преступника. Около 22.10 в больницу поступил звонок от главврача (со слов врачей к нему обратился начальник ГОВД) с просьбой незамедлительно и без очереди провести анализы, УЗИ и фагогастроэндоскопию задержанного. Что, за исключением фагогастроэндоскопии, врачами и было сделано. Дежурный врач сказал, что в таком состоянии он Андросова В.В. выписать не может и необходимо сделать капельницы и провести минимальный курс терапии. После чего сотрудники конвоя начали созваниваться с руководством, для того чтобы выяснить, кто будет охранять Андросова В.В. в больнице ночью. После длительных консультаций, Андросову В.В. сообщили, что скоро прибудут сотрудники Госнаркоконтроля, которые будут его охранять. В 23.20 прибыли два сотрудника Госнаркоконтроля (которые были вызваны из дома): один в звании капитана, второй в звании майора. Они освободили Андросова В.В. от наручников и обходились очень вежливо и без излишних мер безопасности (наручников). Так же ими были приобретены на деньги, оставшиеся от оплаты адвоката и не изъятые у Андросова В.В. необходимые ему продукты питания. Тем не менее, прежде чем ему сделать капельницы (всего 3 шт.) сотрудники Госнаркоконтроля проверяли каждый препарат, причем в процессе проверки они с кем-то созванивались. В 9.00 их сменили другие сотрудники Госнаркоконтроля, которые получили у врачей справку о том, что Андросов В.В. может участвовать в судебных заседания, и отвезли его в ЦИП, где он дожидался прибытия Алексея для отправки обоих задержанных в суд.

Восьмого июля примерно в 11.30 Андросова В.В. и Турченкова Е.А. под конвоем (одного лейтенанта, второй не поместился в милицейском УАЗике) отправили в суд. Около кабинета суда они встретили Андросову Л.И. (мать Андросова В.В.), которая рассказала Андросову В.В. и Турченкову Е.А., что все родственники обеспокоены тем, что они пропали, а также, что она (Андросова Л.И.) звонила 7 июля в ГОВД, и заявила об их исчезновении, однако дежурный не сообщил ей о местонахождении Андросова В.В. и Турченкова Е.А. и отказался принимать информацию об их исчезновении, и только когда она приехала в ГОВД и написала заявление об их пропаже, ей сообщили, что они находимся в ЦИПе ГОВД по подозрению в совершении административного правонарушения.

На суде уже сидела другая секретарь и вела протокол не вручную, как это было на первом заседании, а на ноутбуке. Судья Боднарчук А.Л. выслушала показания дежурного ГОВД Волкова А.П. и дежурного смены, а также потребовала изъять и предоставить суду записи с камеры наблюдения (для установления факта существования исчезнувшего «потерпевшего»), а также запись анонимного телефонного звонка (который, по утверждению Волкова А.П., и стал причиной выезда группы на место). Примерно 13.00 судье Боднарчук А.Л. было доложено Волоковым А.П., что из-за технических неисправностей телефонной аппаратуры анонимный звонок не был записан, а камера наружного видеонаблюдения ГОВД (установленная над парадным входом) зафиксировала момент приезда Андросова В.В., Турченкова Е.А., «потерпевшего» парня в ГОВД 6 июля, но, вследствие неких неисправностей системы видеонаблюдения, «картинка на столько смазана, что там ничего не видно» (как заявил Волков А.П.). Поэтому представить суду какие-то дополнительные свидетельства сотрудники ГОВД не могут. Адвокат Андросова В.В. и Турченкова Е.А сильно нервничал, по наблюдениям обоих задержанных, складывалось такое впечатление, что ему хотелось быстрее закончить с этим делом, он постоянно повторял, что сделал все что смог. Примерно в 14.00 судья Боднарчук А.Л. осталась с Андросовым В.В. и Турченковым Е.А в кабинете наедине и сообщила, что иного решения, как вынести им обвинительный приговор с арестом на трое суток она не может т.к. на нее оказывают давление, после чего вынесла постановление об административном аресте на трое суток. При этом она проигнорировала просьбы Андросова В.В. и Турченкова Е.А о замене ареста на штраф, мотивируя это тем, что на нее оказывают давление, а так же тем, что задержанные уже отсидели более полутора суток и еще полтора суток это, мол, не так много.

После суда Андросова В.В. и Турченкова Е.А привезли в ЦИП ГОВД отбывать оставшийся срок, однако меня Турченкова Е.А. поместили не в камеру №2, где он до этого находился, а в камеру №1, с заключенным Сергеем (по его словам больным сахарным диабетом, на вид 45-50 лет, худощавого телосложения).

Андросов В.В. в ЦИПе был передан конвоирам из Госнаркоконтроля, в сопровождении которых он был доставлен в Новополоцкую городскую больницу для прохождения фагогастроэндоскопии. После прохождения фагогастроэндескопии заведующая терапевтически отделением сказала, что стационарное лечение ему не требуется, а необходимо амбулаторное лечение. После данного заключения конвоиры начали созваниваться со своим руководством с тем, чтобы те приняли решения, что делать с Андросовым В.В. дальше. После длительных консультаций пришла заведующая терапевтическим отделением и сказала, что она может его выписать в ЦИП и даст справку о том, что он там может содержаться до конца текущего дня (т.е. 8 июля что зафиксировано в эпикризе) но не более. Как сказали конвоиры Андросову В.В., начальник ГОВД заявил, что ничего страшного не случится, если Андросов В.В. побудет в ЦИПе до вечера 9 июля, и что он распорядился приобрести Андросову В.В. за его же средства необходимое питание. После чего Андросов В.В. около 16:00 был доставлен в ЦИП, где был препровожден в сооружение, где проходила прогулка. После прогулки он был помещен в камеру №3, на вопрос, почему его перевели, дежурный ЦИП сказал: «так надо».

Эпикриз ИБ-3751 Новополоцкой центральной городской больницы.

Также интересен следующий факт, примерно в 17.00 в рамках разговора Турченкова Е.А. с заключенным ЦИПа Сергеем, он, якобы чтобы поддержать разговор, начал активно интересоваться, за что их (Андросова В.В. и Турченкова Е.А.) задержали и выяснять всю подоплеку происходящего. Эта тема обсуждалась около получаса, после чего Сергей начал просить дежурного ЦИПа о встрече с Полозовым А.С., однако дежурный оставил его просьбу без внимания.

Девятого июля примерно в 10.00 Турченкова Е.А. и Андросова В.В. без объяснения причин поменяли камерами: Андросова В.В. перевели из камеры №3 в камеру №1, а Турченкова Е.А. из камеры №1 в камеру №3, в которых они и находились до освобождения.

После перемещения Андросова В.В. в камеру №1, заключенным Сергеем, находившимся там, задавались самые разнообразные вопросы, касающиеся работы и причин задержания. По наблюдению у Сергея в кармане находился диктофон. После длительной беседы (около 2-х часов) Сергей попросил, чтобы его вывели побриться, где Андросова В.В. в окошко, в которое ставят еду, видел, как Сергей передавал дежурному какой-то предмет.

В 19.25 по местному времени Андросов В.В. и Турченков Е.А. были освобождены из ЦИПа.
Главные действующие персонажи:

Роль: координатор операции «Призрак».

600 (2)

Начальник Новополоцкого ГОВД (на момент выполнения операции)
Полковник милиции Бессараб Сергей Борисович.
Сергей Борисович и Победоносная статья на официальном сайте г. Новополоцка http://www.novopolotsk.by/content/view/1043/176/

Роль: дежурный ГОВД, досматриватель, описыватель, понятой, диджей.

600 (3)

Сотрудник Новополоцкого ГОВД Волков Андрей Петрович.
Профиль Андрея Петровича на сайте одноклассники http://www.odnoklassniki.ru/volkov.andrey1

600 (4)

Художественная композиция: Андрей Петрович и стакан.

Роль: правоохранитель №2, свидетель №1.

600 (5)

Майор милиции Пилюшин Святослав Викторович.
Профиль Святослава Викторовича на сайте вконтакте http://vk.com/id85265340

Роль: правоохранитель №1, свидетель №2.

600 (6)

Подполковник милиции Полозов Алексей Сергеевич (фото отсутствует).
Профиль Алексея Сергеевича на сайте одноклассники http://www.odnoklassniki.ru/profile/516671907057

Все попытки Андросова В.В. и Турченкова Е.А. обжаловать решения суда г. Новополоцка в различных инстанциях не привели, ровным счетом, ни к каким результатам. Ни прокуратура, ни служба собственной безопасности МВД, ни Витебский областной суд не усмотрели неправомерных действий в работе сотрудников Новополоцкого ГОВД.


Ответ Верховного Суда Республики Беларусь (от 08 декабря 2010 года).


Постановление Верховного Суда Республики Беларусь (лист 1).


Постановление Верховного Суда Республики Беларусь (лист 2).

Выражаем надежду, что, возможно, после этого загадочного случая, в целях обеспечения безопасности населения г. Новополоцка, на базе ГОВД будет создано подразделение по борьбе с призраками и другими паранормальными явлениями, дискредитирующими обычных граждан в глазах сотрудников белорусской милиции. Тем более что для этого есть все ресурсы: и скоростной пепелац (УАЗик), один вид которого нагоняет панический ужас, и четверо «бывалых» сотрудников Новополоцкого ГОВД, имеющих практический опыт работы с призраками (полковник Бессараб Сергей Борисович, подполковник Полозов Алексей Сергеевич, майор Пилюшин Святослав Викторович и мастер на все руки – Волков Андрей Петрович). Кто же защитит население, если не эти герои?

Граждане Белоруссии и Гости Республики, будьте осторожнее, мало ли какой «призрак» решит оболгать Вас перед честными сотрудниками белорусской милиции!

Общественно-политическое Движение «Восход» ~ форма обратной вязи ~
Send this to a friend