20 августа 2020, 19:37

«Все эти силовики — уголовники». Как работает проект «База данных», где «деанонят» белорусских милиционеров

0
Фото: Сергей Гриц / AP

За время протестов в Белоруссии, которые начались накануне выборов президента, задержали несколько тысяч человек. Некоторые из них до сих пор содержатся в изоляторах, где постоянно подвергаются избиениям, физическому насилию и психологическому давлению со стороны милиции. Местные силовики применяют силу и во время разгонов акций, действуя слишком жестоко.

Евросоюз объявил, что введет санкции против белорусов, причастных к «насилию, репрессиям и фальсификациям выборов». Но не всегда возможно идентифицировать, на ком лежит ответственность. Милиционеры обязаны представляться перед задержанием так же, как и полицейские в России, но во время разгона многочисленных акций протеста они этим пренебрегают. Кроме того, силовики носят маски.

В телеграмме массово появляются каналы, где публикуют личные данные милиционеров, которые предположительно участвовали в избиениях протестующих. Кампании по раскрытию личностей силовиков всегда провоцируют дискуссии — сторонники мирного протеста опасаются, что это приведет к травле сотрудников структур и их семей, как это случалось в России.

Политолог и сооснователь проекта «База данных» Антон Громов рассказал «МБХ медиа», зачем, по его мнению, нужен деанон, и как они стараются защитить родственников разоблачаемых.

Кого деанонят?

Проект «Базы данных» появился в 2018 году, во время протестов после выборов президента России. Его основатели начали устанавливать личности «ряженых» казаков, которые нападали на митингующих вместе с полицией в Москве, Петербурге и других городах. Тогда выяснилось, что многие из них были возможными сотрудниками разных частных военных компаний, воевали в Украине и Сирии. После этого руководство проекта столкнулось с угрозами убийством и покинуло Россию. Сейчас проект существует при поддержке волонтеров.

Антон Громов рассказал, что теперь «База данных» в России деанонимизирует не только тех, кто занимается «уличными политтехнологиями», имитирующими гражданское общество, но и теми, кто пишет доносы или работает на пропаганду.

По словам Антона Громова, конкретно в Белоруссии они деанонимизируют сотрудников всех силовых структур, которые участвуют в подавлении протестов: МВД, ДПС, спецназ. Кроме того, «База данных» выкладывает в общий доступ данные «титушек» — подстрекателей и провокаторов, нанятых властями. Попадают в «Базу данных» и те, кто фальсифицировал выборы или, пользуясь служебным положением, угрожал своим протестующим сотрудникам увольнением.

Создатель «Базы данных» против деанона родственников силовиков и других «преступников» — в канале никогда не выкладываются их данные. «Мы против коллективной ответственности по роду, по крови, по племени. Во-вторых, это безвинные люди, которые зачастую не поддерживают действия самого силовика. Иногда выясняется, что в таких семьях тоже не все в порядке, и человек, который так себя ведет с протестующими, бьет и жену, и детей», — рассказывает Антон Громов. Он считает, что недопустимо, чтобы эти люди страдали еще и от обозленного гражданского общества.

«Все эти силовики — уголовники». Как работает проект «База данных», где «деанонят» белорусских милиционеров
Фото: Сергей Гриц / AP

Громов считает, что деанон родственников может сплотить людей вокруг авторитарного режима. «Силовиков в России и Беларуси очень много, ввиду специфики наших стран. А за каждым силовиком стоит его жена или девушка. Если они увидят, что поддержка гражданского общества дорого обходится, что их уволят или побьют, они всеми силами будут поддерживать авторитарный режим. К тому же, это поставит всех протестующих на один уровень с теми, с кем они воюют, и не будет того морального превосходства, которое мобилизует общество», — считает Громов.

Как работает деанон и законно ли это?

Громов утверждает, что в канал «База данных» попадает только проверенная информация. Создатели соблюдают законодательство и России, и Белоруссии, и тех стран, в которых они сейчас живут. Также все данные, которые оказываются в канале или на сайте проекта, и так есть в публичном доступе.

Председатель коллегии адвокатов «Князев и партнеры» Андрей Князев заявлял, что хотя такие проекты формально законны, защита права на личную жизнь и нераспространение личных данных распространяется на всех, в том числе на сотрудников правоохранительных органов. «Если, не дай бог, что-то там с кем-то случится, какой-нибудь сумасшедший нападет и цепочка приведет к этому (проектам по деанону — „МБХ медиа“), то это может быть расценено как подстрекательство», — считает юрист. Антон Громов утверждает, что за все время существования проекта подобных случаев не происходило и никто не обвинял в том, что по вине его создателей произошли травля или насилие.

Создатели проекта получают информацию от активных белорусов — им присылают ее в бот или на почту. Иногда в «Базу данных» информацию о своих сослуживцах «сливают» сами силовики, потому что не поддерживают политику Лукашенко и действия своих коллег. При том, что на милиционеров тоже оказывается сильное давление — так, например, капитана милиции Егора Емельянова, который ушел в отставку из-за протестов в Белоруссии, задержали в Новополоцке.

«Без белорусов и всего гражданского общества, без силовиков, которые идут на сотрудничество, мы бы не смогли бы работать. Нам всегда требуется помощь свидетелей», — сообщил Громов.

При деанонимизации участники проекта используют фото и видео из открытого доступа, а также те файлы, которые им присылают. По ним ищут конкретных людей по купленным и «слитым» базам данных и с помощью программ типа FindFace и бота в телеграме «Глаз бога».

«Все эти силовики — уголовники». Как работает проект «База данных», где «деанонят» белорусских милиционеров
Фото: Наталия Федосенко / ТАСС

«База данных», по словам Громова, никак не связана с другими телеграм-каналами с деаноном силовиков, например «Каратели Беларуси», в котором еще 12 августа было 14 тысяч подписчиков, а теперь больше 76 тысяч. Политолог отмечает, что создатели этого канала часто извиняются перед аудиторией за недостоверную информацию, которая просачивается из-за того, что данные плохо проверяют.

«Надо вести очень тонкую работу и ни в коем случае не допускать неправильных решений и действий, не до конца расследовав кейс», — рассказывает Громов.

Кому это нужно?

«Действия силовиков могут быть квалифицированы по большому количеству статей как на территории России, так и Беларуси. То есть все эти силовики (информацию которых публикует „База данных“ — „МБХ медиа“) — уголовники, которые сейчас совершают преступления», — заявляет Антон Громов. В своем проекте они всегда стараются давать юридическое заключение по поводу действий силовиков, хотя надежд на правосудие не много: «Понятно, что нельзя рассчитывать, при режиме Лукашенко эти люди (силовики — „МБХ медиа“) будут привлечены к ответственности».

Политолог считает, что деанон нужен для того, чтобы каждый силовик помнил, что он находится под наблюдением: возможные санкции и страх гражданского осуждения смогут остановить некоторых силовиков от применения насилия. При этом проект, по словам его создателей, не направлен на возбуждение ненависти ко всем сотрудникам силовых структур — они против коллективной ответственности и просят не прибегать к насилию.

Кроме того, по словам Громова, для введения санкций Еврокомиссии понадобится доказательная база. «То что делаем мы и наши коллеги, а также гражданское общество Беларуси, будет скомпоновано и будет рассматриваться на уровне Европейского парламента, конгресса США, ЕСПЧ. Каждый кейс будет частью большого дела (…). Мы всегда стараемся готовить материалы так, будто они прямо завтра пойдут в суд», — рассказывает создатель проекта.

По словам Антона Громова, после «революции достоинства» в Украине заводили уголовные дела и вводили санкции против силовиков, в том числе, на основе данных проекта по деанону «Миротворец».

Подобные проекты существуют в Сирии, Ираке, но они либо связаны с исламистским подпольем, либо с политическими силами, не имеют такого гражданского контекста и часто призывают к расправе. «Деанон может быть и ядерной бомбой, и мирным атомом», — считает Громов.

КОММЕНТАРИЕВ ЕЩЕ НЕТ

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Гости могут загружать изображение объемом до 250KB. Допустимые форматы изображений: jpeg, pjpeg, png, jpg, bmp.

Общественно-политическое Движение «Восход» ~ форма обратной вязи ~
«Все эти силовики — уголовники». Как работает проект «База данных», где «деанонят» белорусских милиционеров
Юрий Дмитриев: «Видно сильно я кому-то хвост прищемил…»
Избиения, задержания и перцовый газ — как к защитникам старинных дубов в Кунцеве начали применять силу
Запрет на вывоз леса: поможет ли эта мера справиться с опустошением сибирской тайги
В России попросили отменить накопительную часть пенсии. Что это значит?
Шведский истребитель Saab  JAS-39 Gripen
Третья мировая война: как шведские ВВС пережили бы советское нападение (The National Interest, США)
В ЕС по-прежнему не решили вопрос о санкциях в отношении Лукашенко
Елена Батурина и российская статистика пандемии — о чем Трамп и Байден спорили на первых дебатах
В Днепре стартовал детский конкурс «Нарисуй любимого олигарха»
Send this to a friend