11 мая 2022, 13:09

Отец-основатель современной Украины

0

В истории США есть термин, относящийся к людям, овеянным особым уважением и признательностью, – Founding Fathers, Отцы-Основатели. Отцами-основателямии США стала плеяда выдающихся революционных лидеров, объединивших Тринадцать колоний, отстоявших их независимость в войне с Великобританией, заложивших основы государственности США на принципах республиканизма и классического либерализма – Джон Адамс, Джон Джей, Бенджамин Франклин, Джеймс Мэдисон, Александр Гамильтон, Томас Джефферсон, Джордж Вашингтон.
Отцом-основателем современной Украины, главным родителем украинской независимости стал Леонид Макарович Кравчук (1934-2022).
1068771 600
На заданный мне пару лет назад на одном из патриотических украинских каналов вопрос: «Кого Вы считаете наиболее выдающимся президентом Украины?» я сраз уже ответил: «Кравчук!» Тогда это был, кажется, единственный тезис, не только заставивший передернуть плечами мою визави, но и вызваший поток гневных комментариев – как можно так относиться к этому «коммунисту», «партократу», «бюрократу»…
Возмущение украинской патриотической молодежи можно понять. Его даже можно отчасти разделить – в жизни и действиях Леонида Макаровича было немало серьезных ошибок.
Но в его активе есть три выдающиеся достижения, какие перевешивают все его ошибки:
— Кравчук сыграл ключевую роль в роспуске советской империи.
— Кравчук принял роды современной украинской государственности.
— Кравчук заложил основы демократического политического режима в Украине.
Без Кравчука, без его решающих переговоров с Горбачевым летом 1991 года, без его принципиальной позиции на переговорах с Ельциным и Шушкевичем в Вискулях в декабре 1991 года советская империя, пусть в измененном виде, могла продлить свое существование.
Без Кравчука не было бы независимой Украины.
Именно Кравчуку, его выдержке, терпимости, мудрости, заложенной им бесценной традиции мирного и достойного ухода с высшего государственного поста – даже при сомнительных результатах президентских выборов – Украина обязана тем, что она не пошла по авторитарному пути ее восточнославянских сестер, России и Беларуси, – по пути ельцинизма, лукашизма, путинизма.
К Леониду Макаровичу можно предъявить немало претензий.
Однако все познается в сравнении.
Достаточно вспомнить хотя бы немногое из того, что за три десятилетия произошло (или же, наоборот: не случилось) в Украине по сравнению с соседями.
В отличие от соседей – в новой Украине не было:
— узурпации государственной власти,
— государственных переворотов,
— парламентов, расстрелянных из танков,
— театральных зрителей, задушенных газами,
— детей, их родителей и учителей, сожженных огнеметами в школах,
— сотен тысяч граждан, убитых в бесконечных войнах.
Украина никогда ни на кого не нападала и никогда не участвовала в чужих агрессиях.
Украина участвовала в защите других (как в 2008 году) и защищалась сама (в 2003 году и с 2014 года).
Самим фактом своего существования Украина предложила мирную ненасильственную альтернативу своим ближним и дальним соседям.
За время независимости в Украине на свободных выборах были избраны 6 (шесть!) президентов.
В отличие от…
В этом и многом другом – видимом и невидимом – лежит великая заслуга Леонида Макаровича Кравчука.
Размышляя о том, что именно позволило партийному работнику с 33-летним стажем, многолетнему сотруднику отделов коммунистических идеологии, пропаганды, агитации, второму секретарю ЦК компартии Украины сделать то, что он смог совершить на крутом историческом рубеже начала 1990-х годов, на ум приходит, возможно, ключевой фактор – небольшая, казалось бы, ошибка в кадровой политике КПСС. Ошибка, допущенная в свое время партийными кадровиками в отношении молодого человека, десятилетия спустя сыгравшего кючевую роль в революции, уничтожившей советскую империю и освободившей сотни миллионов людей из плена коммунистического тоталитаризма.
Сам Леонид Макарович не раз публично говорил о том, что переворот в его вглядах произошел благодаря информации о голодоморе, с которой он ознакомился, когда стал вторым секретарем компартии Украины.
Но в восьмичасовом разговоре, подаренном мне судьбой несколько лет тому назад, Леонид Макарович приоткрыл несколько эпизодов своей биографии, возможно, в не меньшей степени повлиявших на формирование его мировоззрения.
Будущий президент родился на Волыни, когда та находилась в составе Польши. Той самой – «панской», согласно советской историографии. Во время нашего разговора Леонид Макарович описывал тяжелую работу своей матери в хозяйстве польского осадника, кражу им, четырехлетним ребенком, яблока из хозяйского сада, наказание, полученное им от хозяйки. Обида за причиненную несправедливость не была забыта и восемь десятилетий спустя.
«А в 1939 году пришли наши», – продолжил Кравчук. «И наступил голод. Выжили чудом».
То есть при поляках было много всего, тяжелого и неприятного, включая и несправедливость по отношению к нему лично. Но голода не было. Люди не умирали. А при «наших» наступил голод. Для всех.
Голод длился два года, продолжал рассказывать Кравчук. В 1941 году голод прекратился – пришли немцы. Голода не было три года, до 1944 года, до нового прихода «наших».
Когда в деревню пришли немцы, они собрали жителей. Офицер вермахта через переводчика спросил семилетнего Леню: «В школу ходишь?» «Нет», – ответил мальчик. В деревне при «наших» школы не было. «Школа будет. А ты будешь учиться», – сказал немецкий офицер. И, действительно, вскоре Леня Кравчук пошел в открытую немцами школу и учился следующие три года.
Коммунистические кадровики, включившие во все анкеты вопрос: «Находился ли гр-н (или его родственники) на оккупированной территории?», тщательно отслеживавшие факт проживания анкетируемого на территории другого государства, при другом политическом режиме, хорошо понимали экзистенциальную идею тоталитаризма – недопустимость знакомства граждан, претендующих на сколько-нибудь заметное место в системе власти, с любой альтернативой, прежде всего с альтернативами в образе жизни и политическом устройстве. Они-то знали, что и панская Польша и германский оккупационный режим по сравнению с советским тоталитарным концлагерем для миллионов советских рабов могли оказаться вполне привлекательными вариантами.
Наряду с этим знакомством с возможными альтернативами свою роль, очевидно, сыграл и «жуткий опыт личного осознания тотальной беззащитности простого человека перед слепой силой тотального государства» и память «о непредсказуемых репрессиях коммунистического режима, регулярно организуемых им чудовищных голодоморах и глубоким и искренним уважением к женщине». Это были те же факторы, какие сыграли, похоже, подобную же роль и в формировании мировоззрения Михаила Горбачева – другого автора грандиозной освободительной революции на територии СССР, сопровождавшейся минимальными по историческим меркам проявлениями насилия. С которым у Леонида Кравчука, как и полагается большим людям, были весьма непростые отношения.

КОММЕНТАРИЕВ ЕЩЕ НЕТ

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.


Гости могут загружать изображение объемом до 250KB. Допустимые форматы изображений: jpeg, pjpeg, png, jpg, bmp.

Общественно-политическое Движение «Восход» ~ форма обратной вязи ~
Отец-основатель современной Украины
Под угрозой вся цивилизация. Разговор на «Свободе»
Почему Байден недостаточно поддерживает Украину?
Идеи директора ЦРУ на вооружении хозяина Кремля
Куда идти русскому военному кораблю?
Русский имперский шовинизм
Почему на Западе столь разные подходы к членству в НАТО Финляндии, Швеции и Украины?
О том, чего нет — 4, или О санкциях. Окончание
О том, чего нет — 4, или О санкциях. Начало
Send this to a friend