23 августа 2020, 14:41

Подписка о неразглашении в России и Белоруссии — в чем разница?

0
Люди, задержанные во время митингов в Беларуси. Фото: Сергей Гапон / AFP / East News

Все участники дел о «массовых беспорядках» и о «захвате власти» в Белоруссии получают подписки о неразглашении данных предварительного следствия. Российские следователи пытаются выдавать их тоже — но оснований у них меньше и в законе есть исключения. Какие есть исключения и чем грозит разглашение материалов, разбиралось «МБХ медиа».

Что запрещает подписка о неразглашении?

Как правило, данные предварительного расследования нельзя разглашать без разрешения следователя или дознавателя. Он предупреждает участников процесса об ответственности за разглашение — если с этого момента свидетель или адвокат что-то расскажут о деле, они могут получить обвинение по соответствующей статье.

В Белоруссии согласно УПК изначально нельзя разглашать никакие сведения предварительного следствия или закрытого судебного заседания — следствие само решает, какие материалы можно сообщить и в каком объеме. Следователь и дознаватель вправе взять подписку о неразглашении — на деле, в политических делах их берут у всех участников.

Подписка о неразглашении в России и Белоруссии — в чем разница?
Женщины обнимают силовика, охраняющего здание белорусского правительства, в Минске. Фото: Сергей Гриц / AP / East News

Российское законодательство разрешает разглашать сведения о преступлениях чиновников и силовиков и не запрещает говорить о содержании судебных заседаний.

Для чего это нужно следствию?

Формально для того, чтобы обеспечить безопасность участников процесса и ограничить гласность по делам, связанным с государственной безопасностью, половой неприкосновенностью и преступлениями против несовершеннолетних. Но адвокаты считают, что зачастую цель следствия — ограничить возможности защитника и обезопасить себя от оглашения сведений о своих ошибках.

Подписка о неразглашении в России и Белоруссии — в чем разница?
Силовики во время митинга в Беларуси. Фото: Сергей Гриц / AP

Адвокат имеет право не подписывать подписку о неразглашении — но это может обернуться делом против самого адвоката. Такое было у адвокатов по делу Ивана Сафронова: на них завели дисциплинарные дела, которые могут кончиться лишением статуса.

Что грозит за разглашение материалов следствия?

Разглашение данных предварительного следствия — уголовная статья и в России, и в Белоруссии. Наказание по ним небольшое: штраф или до трех месяцев ареста в России и до шести — в Белоруссии.

Тем не менее, даже такая судимость может лишить адвоката статуса — в обеих странах адвокатом не может быть человек с непогашенной судимостью.

КОММЕНТАРИЕВ ЕЩЕ НЕТ

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Гости могут загружать изображение объемом до 250KB. Допустимые форматы изображений: jpeg, pjpeg, png, jpg, bmp.

Общественно-политическое Движение «Восход» ~ форма обратной вязи ~
Подписка о неразглашении в России и Белоруссии — в чем разница?
Юрий Дмитриев: «Видно сильно я кому-то хвост прищемил…»
Избиения, задержания и перцовый газ — как к защитникам старинных дубов в Кунцеве начали применять силу
Фондовая биржа в Пекине
Project Syndicate (США): секрет китайской стратегии «двойной циркуляции»
Запрет на вывоз леса: поможет ли эта мера справиться с опустошением сибирской тайги
В России попросили отменить накопительную часть пенсии. Что это значит?
Шведский истребитель Saab  JAS-39 Gripen
Третья мировая война: как шведские ВВС пережили бы советское нападение (The National Interest, США)
В ЕС по-прежнему не решили вопрос о санкциях в отношении Лукашенко
Елена Батурина и российская статистика пандемии — о чем Трамп и Байден спорили на первых дебатах
Send this to a friend