2 сентября 2020, 16:08

«Почему мы должны бояться из-за того, что помогаем людям?»: как организаторы ЛГБТ-мероприятий защищаются от закона и борцов за нравственность

0
Иллюстрация: rawpixel.com

Закон о запрете «пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних» применяется нечасто, но борцы за нравственность воспринимают его как инструмент борьбы с любыми высказываниями на тему ЛГБТ. Екатеринбургский блогер Сергей Колясников пытается воспользоваться этим законом, чтобы запретить проведение Ural Pride Week, который организует Ресурсный центр для ЛГБТ. Пресс-секретарь центра Алла Чикинда рассказала «МБХ медиа», почему закон не запрещает проведение подобных мероприятий и как организовать деятельность ЛГБТ-структуры в легальном поле.

— Сергей Колясников написал обращение в ФСБ, Администрацию президента и Генпрокуратуру с просьбой проверить Ural Pride Week на соответствие «закону о гей-пропаганде». С вами уже связывались представители правоохранительных органов?

— К нам пока не приходило никаких запросов. Все эти люди не предупреждают, что пишут на нас заявление, мы узнаем о них из СМИ. На проверку таких заявлений уходит какое-то время, в результате нас будут вызывать куда-нибудь на беседы в правоохранительные органы. Наши юристы вчера уже подготовили по следам этой истории ответ, в котором объясняется, почему все его претензии несостоятельны. У нас всегда есть стратегия, всегда есть ответ на такие жалобы, потому что Ресурсный центр существует с 2014 года, мы давно работаем и никогда не делаем ничего, что нарушает какие-либо федеральные или местные законы. За то, что люди сами себе нафантазировали, чем мы занимаемся, мы ответственности не несем, но каждый раз, когда к нам поступают какие-то претензии или жалобы, что мы якобы занимаемся чем-то незаконным, у нас всегда есть готовый ответ, почему это не так.

— Вам кто-нибудь еще угрожал или жаловался в связи с проведением Pride Week?

«Почему мы должны бояться из-за того, что помогаем людям?»: как организаторы ЛГБТ-мероприятий защищаются от закона и борцов за нравственность
Алла Чикинда. Фото: личный архив

— Несколько раз писали в сообщения группы или лично, но конкретных угроз не поступало. Мы видели, что в специализированных пабликах по борьбе с ЛГБТ в соцсетях пишут призывы объединиться, чтобы не дать нам провести мероприятие, мы собираем подборку таких публикаций и призывов, возможно, куда-нибудь пожалуемся на это.


— Год назад вашему центру приходили угрозы от гомофобного движения «Пила против ЛГБТ», чем закончилась эта история?

— Она закончилась ничем, потому что правоохранительные органы не смогли найти, кто за этим стоит. «Пила» рассылает сообщения разным ЛГБТ-активистам в России на протяжении нескольких лет, и еще ни разу никто не смог узнать, кто за ними стоит, потому что эти угрозы приходят с зарубежного IP, по крайней мере, так отвечают правоохранительные органы. Наши коллеги из Санкт-Петербурга готовят жалобу в ЕСПЧ из-за бездействия российских органов в расследовании ситуации с «Пилой», потому что ни одно обращение не привело ни к какому результату, в некоторых случаях правоохранительные органы прямо отвечали, что не видят никаких угроз. Самостоятельное расследование внутри ЛГБТ-сообщества привело к выводу, что этот адрес находится в Нидерландах, есть некоторые теории насчет того, кто может скрываться за «Пилой», но ни одна из них не подтверждена.

—  Что будет на самой Ural Pride week?

—  У мероприятия есть свой сайт с расписанием и программой офлайн- и онлайн-мероприятий. В целях безопасности не раскрываем места проведений некоторых из них, там, где будут вечеринки в клубе, мы надеемся на службу безопасности клуба. Те мероприятия, которые мы организуем сами или в партнерстве с кем-то, мы проводим по предварительной регистрации и уже накануне присылаем записавшимся адреса, такие адреса мы не публикуем.

— Какие еще меры безопасности вы используете при проведении мероприятий ЛГБТ-направленности?

— Мы разработаем совместно с юристами кризисный протокол, проведем с волонтерами инструктаж, как действовать, если что-то пойдет не так, кому звонить. На входе будут проверять, что на мероприятие приходят только те люди, которые зарегистрированы, проверять возраст, адекватность посетителей. Возможно, мы предупредим правоохранительные органы. Это не первое наше открытое мероприятие на городской площадке, мы знаем, что делать.

— Как организовать подобное мероприятие, чтобы не попасть под действие закона о пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних? Просто следить за возрастом посетителей?

, «Почему мы должны бояться из-за того, что помогаем людям?»: как организаторы ЛГБТ-мероприятий защищаются от закона и борцов за нравственность

«Не можем определить, кто наносил удары». Как правоохранительные органы расследуют дела против ЛГБТ-людей

Закон о запрете гей-пропаганды применяется нечасто, но мешает расследованию…

— Это зависит от тематики мероприятия. В соответствии с законодательством пропагандой не считается информирование, подача информации в нейтральном ключе, если, например, в образовательном ключе рассказывается, какие виды гендерной идентичности существуют без каких-либо призывов. Многие люди об этом просто не знают. Есть разъяснение Конституционного суда по этому поводу. В рамках Недели Гордости у нас в принципе не будет таких мероприятий. У нас будут лекции про сексизм и абьюз в классических операх и балетах на примере «Травиаты» и «Риголетто», там вообще ничего нет про ЛГБТ, а есть про гендерные стереотипы. Будет лекция от участницы ролевого сообщества, как она справляется с сексизмом и гомофобией внутри сообщества, будет воркшоп про макияж, моду и размытие гендерных стереотипов в этой сфере.

— Вам вообще приходился сталкиваться с этим законом так, чтобы вас признали виновными в его нарушении?

— Нет, просто потому, что мы знаем закон. В нашей группе, например, стоит указание, что это группа 18+. Мы не несем ответственность за тех людей, которые заходят в нашу группу в поиске информации, наша задача — предупредить, что информация в нашей группе предназначена для людей, достигших 18 лет. Если кто-то пренебрегает таким предупреждением, то это уже не к нам вопрос. Но если упорно захотеть закрыть ЛГБТ-организацию или паблик, не спасет ни плашка 18+, ни перевод паблика в закрытый режим.

«Почему мы должны бояться из-за того, что помогаем людям?»: как организаторы ЛГБТ-мероприятий защищаются от закона и борцов за нравственность
Клуб Lynch. Фото: Артем Камаев

— В Екатеринбурге закрыли клуб LYNCH за проведение мероприятий, которые городские власти почему-то посчитали «БДСМ-вечеринками». К вашим мероприятиям у городской администрации нет претензий, они вам не противодействуют?

— Мы ни разу не получали никаких претензий от городских властей, они не устраивали нам никаких сложностей. Обычно проблемы возникают, когда какие-нибудь активисты борьбы за нравственность и защиту традиционных ценностей узнают о наших мероприятиях. Тогда они сообщают в полицию, которая обязана прийти и проверить.

— Вам, другим сотрудникам Ресурсного центра не страшно заниматься такой деятельностью? В России такой активизм часто несет за собой определенные риски.

— Это сложный вопрос. По идее, нам не должно быть страшно, мы не делаем ничего предосудительного или противозаконного. Основное направление работы Ресурсного центра — это юридическая, психологическая, моральная поддержка ЛГБТ-сообщества. Мы создаем безопасное пространство для людей, которым небезопасно ни дома, ни в родительской семье, где их оскорбляют, бьют и выгоняют, ни на учебе или работе, где они подвергаются травле, агрессии и гонениям. Почему мы должны бояться из-за того, что мы помогаем людям? Мы сталкиваемся с таким количеством агрессии и негатива просто из-за того, что поддерживаем людей. Мне не страшно, что меня вызовут в полицию, потому что я знаю, что я не нарушаю закон своей работой. Страх, что случится что-то неприятное лично со мной, нивелируется, когда я встречаю людей, которые к нам обращаются. Они рассказывают, с чем они сталкиваются на постоянной основе, чему их каждый день подвергают родственники и близкие после камин-аута. Мой личный страх рядом не стоит с этими историями. Может быть, я подвергаюсь какому-то риску, помогая этим людям, но оно того стоит — этим людям никто не поможет, кроме нас, они никуда не могут обратиться. И тогда все вопросы про страх вообще отпадают.


Юрист Ресурсного центра для ЛГБТ Анна Плюснина подготовила ответ на обращение Колясникова: «Сам по себе запрет пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений не исключает подачу соответствующей информации в нейтральном (просветительском, художественном, историческом) контексте. Все мероприятия, которые будут проходить в рамках Недели, не нарушают действующего закона, а также имеют маркировку 18+. К сожалению, мы часто сталкиваемся тем, что некоторые активисты, не имея юридического образования и не пытаясь изучить закон, относят к пропаганде любые мероприятия и информацию, где упоминается аббревиатура ЛГБТ. При этом, на сайте фестиваля прописано, что наша Неделя гордости для каждого и каждой вне зависимости от сексуальной ориентации, гендерной идентичности, вероисповедания, национальности, цвета кожи и физических возможностей».

КОММЕНТАРИЕВ ЕЩЕ НЕТ

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Гости могут загружать изображение объемом до 250KB. Допустимые форматы изображений: jpeg, pjpeg, png, jpg, bmp.

Общественно-политическое Движение «Восход» ~ форма обратной вязи ~
«Почему мы должны бояться из-за того, что помогаем людям?»: как организаторы ЛГБТ-мероприятий защищаются от закона и борцов за нравственность
Юрий Дмитриев: «Видно сильно я кому-то хвост прищемил…»
Избиения, задержания и перцовый газ — как к защитникам старинных дубов в Кунцеве начали применять силу
Фондовая биржа в Пекине
Project Syndicate (США): секрет китайской стратегии «двойной циркуляции»
Запрет на вывоз леса: поможет ли эта мера справиться с опустошением сибирской тайги
В России попросили отменить накопительную часть пенсии. Что это значит?
Шведский истребитель Saab  JAS-39 Gripen
Третья мировая война: как шведские ВВС пережили бы советское нападение (The National Interest, США)
В ЕС по-прежнему не решили вопрос о санкциях в отношении Лукашенко
Елена Батурина и российская статистика пандемии — о чем Трамп и Байден спорили на первых дебатах
Send this to a friend