13 августа 2020, 19:59

«Почти все избитые». Адвокат Антон Гашинский о том, что происходит за закрытыми дверями изоляторов в Минске

0
Родственники задержанных во время протестов граждан у изолятора временного содержания в Минске. Фото: Наталия Федосенко / ТАСС

На фоне массовых протестов в Белоруссии были задержаны тысячи людей — как участники массовых акций, так и случайные прохожие. Адвокат Антон Гашинский, который защищает в том числе находящегося в Белоруссии координатора «Открытой России» Артема Важенкова, рассказал «МБХ медиа» о нюансах белорусской судебной системы, препятствиях при получении права на защиту и ситуации в изоляторах.

 — Насколько сильно белорусские законы в целом отличаются от российских? После событий последних дней складывается впечатление, что в соседней стране с задержаниями, допуском адвокатов и прочим все обстоит гораздо жестче.

«Почти все избитые». Адвокат Антон Гашинский о том, что происходит за закрытыми дверями изоляторов в Минске
Антон Гашинский

 — По закону все не жестче и похоже на законодательство Российской Федерации. Единственное, что в России такие вопросы, как лишение лица свободы — это прерогатива суда. Суд принимает решение. В Республике Беларусь — нет. Тут решение принимает лицо, производящее предварительное расследование. Это санкционируется прокурором, и у задержанного имеется право обжалования задержания в суде, что мы в принципе по нашим клиентам и делаем.

В общем и целом у нас правовые системы очень похожи, но есть процессуальные моменты, которые существенно отличаются. Из-за большого количества задержанных неизвестно, где находятся люди, и суд этого не знает. Вот едет судья рассматривать дело не в суд, а, допустим, на ул. Окрестина, в Центр изоляции правонарушителей, в ИВС (изолятор временного содержания — «МБХ медиа»). И когда он приезжает, он не знает, чье дело он будет рассматривать. Он кладет стопку этих дел — это может быть 100 дел, допустим, 200 дел — и начинается рассмотрение. Сами понимаете, как при этом происходит допуск защитника — никак. Тем более, сам защитник не может определить, когда дело его подзащитного будет слушаться, потому что публичных списков нет. Если они появляются, то в районном суде, допустим, в Минске, а судья уже находится в Жодино в ИВС и там рассматривается это дело.

Одновременно в двух местах адвокату физически невозможно находиться, а с того момента, как он только узнает, где его дело, до того момента, пока он приедет на место, рассмотрение будет уже закончено.

Плюс допуск адвокатов к подзащитным еще более усложняется в связи с тем, что суды рассматривают административные дела непосредственно на закрытых территориях ИВС, ЦИПов и тюрем. Все это в совокупности многих лишает права на защиту.

 — Они официально отказывают по этим причинам?

 — Нет, это все делается неофициально. Говорят, что человека нет на месте, хотя на самом деле он там содержится. Или кабинеты заняты. Разные предлоги бывают.

 — К какой структуре относится и что собой представляет Центр изоляции правонарушителей?

 — Это относится к ГУВД Мингорисполкома. Это специальный центр, где находятся административно задержанные, в том числе там отбывают наказание. Это похоже на изолятор, но и для административно задержанных, и для уголовных.

«Почти все избитые». Адвокат Антон Гашинский о том, что происходит за закрытыми дверями изоляторов в Минске
Автомобиль скорой помощи заезжает на территорию изолятора временного содержания на улице Окрестина в Минске. Фото: Наталия Федосенко / ТАСС

 — В каком состоянии находятся задержанные на заседаниях судов? Есть множество сообщений об избитых.

 — Да, почти все избитые. У всех синяки и ссадины на лице. Кто-то хромает, кто-то с переломанной рукой выходит. Скорые подъезжают одна за одной к ИВС и ЦИПу.

 — А медосвидетельствования проводятся?

 — Я надеюсь, что люди, которые выходят из ЦИПа, медосвидетельствование сами пройдут. Но правоохранительные органы этого избегают.

 — На что человек в Белоруссии может рассчитывать после задержания?

 — Это штраф, арест либо прекращение производства по делу в связи с тем, что он невиновен.

 — Арест на 15 суток?

 — Может быть назначено и 25 суток. По некоторым составляют не один, а два протокола, а наказание по этим протоколам складывается.

 — Участники акций протеста в Москве уже хорошо знакомы с системой распознавания лиц, с помощью которой часто вычисляют отдельных активистов. Есть ли что-то похожее в Белоруссии или там силовики пользуются другими способами?

 — Это выявляется, скорее, по какой-то оперативной информации, у меня точных сведений по этому поводу нет. Но знаю, что всех задержанных, которые находятся в изоляции от общества, проверяют на причастность к совершению уголовно наказуемых преступлений. Два уголовных дела возбуждены. Кого-то отпускают, кого-то нет. Такая же ситуация была с гражданином Российской Федерации Важенковым (координатор «Открытой России» Артем Важенков. — «МБХ медиа»). Долгое время не могли определить, где он. В принципе, он должен был выходить, но в последний момент следствие признало его подозреваемым по уголовному делу и сейчас ему грозит наказание в виде лишения свободы.

КОММЕНТАРИЕВ ЕЩЕ НЕТ

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Гости могут загружать изображение объемом до 250KB. Допустимые форматы изображений: jpeg, pjpeg, png, jpg, bmp.

Общественно-политическое Движение «Восход» ~ форма обратной вязи ~
«Почти все избитые». Адвокат Антон Гашинский о том, что происходит за закрытыми дверями изоляторов в Минске
В парламенте Белоруссии призвали изменить политику многовекторности
Мировое сообщество просят не признавать Лукашенко президентом
Президент РФ Владимир Путин выступает на пленарном заседании V Восточного экономического форума во Владивостоке
The National Interest (США): каковы будут политические ориентиры России в посткоронавирусном мире
СМИ: В ЕС нет единства по вопросу санкций в отношении Белоруссии
«Ни Лукашенко, ни оппозиция не хотят слышать белорусский народ» — эксперт
Хуже, чем когда-либо до этого: как горит Калифорния, а дым от пожаров доходит до Европы
Лукашенко: В наших людях не хватает патриотизма
МИД России отреагировал на резолюцию ООН по Белоруссии
Send this to a friend