10 июня 2022, 13:21

Путинская война и голод

0

Меня попросили более развернуто изложить мое мнение по очень популярному в последнее время сюжету — а именно, сюжету о том, что продолжающаяся блокада украинских портов препятствует вывозу миллионов (или десятков миллионов) тонн зерна, в результате чего мир оказывается на грани голода.
Этот сюжет очень хорошо вписывается в типичное восприятие разных катастроф, катаклизмов, несчастий и т.д. Мы так устроены, что рассказы о том, что рассказы о трагедиях, о том, что все на самом деле намного хуже, чем может показаться, что мир стоит на краю пропасти — воспринимаются нами с бóльшим вниманием и интенсивностью, чем рассказы о том, что все более или менее нормально, или хотя бы не так ужасно, как это выглядит. Это прекрасно знают все журналисты — сообщение о трагедии всегда привлекает бóльшую аудиторию, чем сообщение о ее отсутствии. По этой же причине часто с бóльшим доверием воспринимается рассказ с завышенным числом жертв, разрушений и т.д.
Оборотной стороной такого устройства нашего восприятия оказывается то, что мы можем стать жертвой манипуляции, причем манипуляции может быть разнонаправленными и служить едва ли не противоположным интересам.
Так, нарратив о том, что блокада украинских портов вот-вот приведет к глобальному голоду, может использоваться и теми, кто предлагает западным странам организовывать вооруженные конвои для прорыва блокады (чаще всего это про-украинские активисты), и теми, кто под этим же соусом призывает к немедленному перемирию на любых условиях, вплоть до полной капитуляции Украины (нетрудно понять, что это чаще всего анти-украинские активисты). И по извечному принципу «куда конь с копытом, туда и рак с клешней», в последнее время этот сюжет взят на вооружение Путиным и его — как всегда, воспользуюсь любимым выражением одного хорошего знакомого — клевретами и сикофантами во главе с Медведевым.
Еще один характерный синдром нашего времени — это необыкновенная легкость рециклирования непроверенной информации. Пройдя через несколько итераций пересказов, включающих респектабельные, казалось бы, газеты и телеканалы, рассказ начинает жить самостоятельной жизнью и приобретает характер самоочевидной истины.
Что касается меня, то я исхожу из следующего несложного принципа. Когда я вижу рассказ о каких-то глобальных событиях и проблемах, связанных с продовольствием, то в первую очередь смотрю, содержит ли он ссылки на ФАО (https://www.fao.org), то есть на специализированную международную организацию ООН по продовольствию. Имея некоторое знакомство с международными организациями, я не испытываю к ним никакого особого пиетета, но точно так же не вижу необходимости без нужды осуждать их и плевать в них. Что бы мы про них ни думали, факт остается фактом — международные организации обычно служат самым удобным и надежным источником статистических и аналитических сведений по вопросам своей специализации, и если мы сами не готовы считать себя экспертами по этим вопросам, то обращение к статистике международных организаций является естественным первым шагом. Так, если мне надо получить минимальное представление об общей экономической ситуации в стране, то я начну с докладов МВФ (прежде всего Article IV Staff Reports) и Всемирного банка (прежде всего Systematic Country Diagnostic). Соответственно, в поисках знания о продовольственной проблеме я начну с FAO, потом буду смотреть данные других организаций типа AMIS, американского минсельхоза и национальную статистику.
Для начала хочется понять общую ситуацию с продовольствием. Как мне объясняли в свое время знающие специалисты, оно в современном мире производится прежде всего в тех же странах, где и потребляется. По очень условным оценкам этих специалистов, международная торговля продовольствием не превышает десяти процентов его произведенного объема. Проще говоря, где что производится — там и съедается. При этом статистика этого дела неизбежно хромает, потому что чем беднее страны, чем выше там доля сельского населения, тем более — сельского населения, занимающегося прежде всего пропитанием самого себя (то, что называется subsistence agriculture), тем меньше возможностей узнать, сколько, собственно, всякого разного там производится. Получается примечательный парадокс. Когда говорят о продовольственных проблемах современного мира, то имеют в виду именно бедные страны — то есть как раз те самые, о сельском хозяйстве которых известно меньше всего. Там, где сельскохозяйственная статистика поставлена на достаточно прочную ногу, доля расходов на еду в семейных бюджетах за последние десятилетия резко снизилась (в США, например, с 20 процентов на середину XX века до 8 процентов на сегодняшний день) и проблема потеряла огромную часть актуальности; там же, где эта доля достигает половины или даже больше, все цифры плавают.
В общей категории «продовольствие» совершенно особую роль играют зерновые. Собственно, производство зерновых — было и остается основой всей нашей цивилизации. Благодаря им впервые возникла возможность долгосрочного хранения и транспортировки еды, ее стандартизированного измерения и обмена. Все разделение труда, основа основ человеческого общества, вырастает из зернового сельского хозяйства. И основными культурами остаются пшеница, кукуруза и рис.
Чтобы понять динамику их глобального производства и экспорта, проще всего использовать базу данных FAOStat (https://www.fao.org/faostat).
ФАО предлагает данные с точностью до тонны; это, конечно, нелепый вздор сам по себе, а тем более при учете производства зерна, где ошибки учета заведомо огромны по множеству причин. Если уж и говорить, то в миллионнах и десятках миллионов тонн, с пониманием того, что речь идет не более чем об условных оценках.
Данные производства (https://www.fao.org/faostat/en/#data/QCL) рисуют такую картину. За последние двадцать лет глобальное производство пшеницы выросло, округленно, с 600 миллионов тонн до 750 миллионов тонн. Цифры по рису, как ни удивительно, практически совпадают с цифрами по пшенице — рост с 600 миллионов до 750 миллионов. Производство же кукурузы выросло еще больше — начав с таких же 600 миллионов тонн, оно за двадцать лет вышло за миллиард тонн и сейчас находится, так же округленно, на уровне 1,150 миллионов тонн. Очень условно, отдавая себе отчет в неполной сравнимости одного с другим, можно говорить, что глобальное производство этих трех зерновых за двадцать лет выросло в полтора раза.
Далее, смотрим на мировую торговлю (https://www.fao.org/faostat/en/#data/TCL). За те же двадцать лет мировой объем экспорта пшеницы вырос примрено со 120 миллионов тонн до 200 миллионов тонн, кукурузы — с 80 миллионов тонн до тех же 200 миллионов тонн. Объем мировой торговли рисом меньше, он вырос с 20 миллионов тонн до примерно 50 миллионов тонн.
Тут я могу ошибаться, но мне кажется, что именно пшеница и кукуруза, тотально господствующие в международной торговле зерном, отличаются как раз тем, что их производство в современном мире стало особенно капиталоемким, технологичным, в этом смысле сильно оторвавшись от традиционного образа сельского хозяйства и превратившись в нечто близкое к современной промышленности, только с более высокой зависимостью от колебаний погоды.
Наконец, те же базы данных позволяют оценить значимость отдельных стран-экспортеров. Ограничусь тремя — Россией, Украиной и США. Россия и Украина ворвались на рынок зерновых, по сути, в последние десять лет. Двадцать лет назад их присутствие на мировых рынках зерна было практически нулевым. В последние пять лет Россия вывозит в среднем примерно 30-40 миллионов тонн пшеницы и не более 5 миллионов тонн кукурузы. Украина — порядка 15 миллионов тонн пшеницы и 20-30 миллионов тонн кукурузы. Для сравнения — США все эти двадцать лет устойчиво, с редкими колебаниями, экспортировали 25-30 миллионов тонн пшеницы и порядка 50 миллионов тонн кукурузы.
Вот такая общая картина.
Как оценивает ФАО ситуацию с зерновыми на сегодняшний день? Сужу по последней (на начало июня) сводке спроса и предложения зерновых:
https://www.fao.org/worldfoodsituation/csdb
https://www.fao.org/worldfoodsituation/csdb/ru
Если вкратце, то они ожидают сокращение общего объема производства зерновых по сравнению с прошлым рекордным годом на 0.6 процента.В результате ожидается некоторое сокращение запасов зерновых, и доля этих запасов по отношению к глобальному потреблению снизится с 30.5 процентов до 29.6 процентов.
Проблема запасов зерна — это отдельная, очень большая и сложная тема. Ее здесь полностью не раскрыть, она выводит на множество других сюжетов, включая проблему послевоенного примирения Франции и Германии. Достаточно сказать, что знаменитый продовольственный кризис 2008 года был вызван в значительной степени реформой той оси, вокруг которой продолжает вращаться вся сложная механика Европейского союза, то есть прославленной CAP (Common Agricultural Policy). При этом, естественно, объем запасов зерна, хранящегося у производителей (в отличие от коммерческих и государственных элеваторов), надежно оценить крайне сложно, поэтому оценка снижения объема запасов на один процент — это, по сути, в пределах статистической погрешности.
На картинке все это выглядит так:
home-graph_4_ru_jun362
Далее, можно посмотреть, что пишут специалисты ФАО об украинской ситуации. Данных они собирают много, хотя организованы они, к сожалению, не очень удачно. Например, некоторое время назад там был выложен обзор по областям с оценками того, какой процент сельских домохозяйств принял у себя беженцев с востока; выложено это было по линку https://data-in-emergencies.fao.org/apps/ukraine-conflict-fao-oblast-administration-key-informant-survey — а сейчас куда-то исчезло.
Тем не менее, есть несколько страниц, специально посвященных Украине — https://www.fao.org/countryprofiles/index/en/?iso3=UKR и https://www.fao.org/emergencies/crisis/ukraine-conflict
Я там вижу такие наблюдения:
— По оценкам глобального ежеквартального обзора, выпущенного в марте (https://www.fao.org/3/cb8893en/cb8893en.pdf), ожидалось (в смысле, ожидалось до войны), что в марте-июне Украина вывезет 6 миллионов тонн пшеницы и 16 миллионов тонн кукурузы.
— По оценкам странового обзора на конец апреля (В страновом обзоре (https://www.fao.org/giews/countrybrief/country.jsp?code=UKR), до 20 процентов площадей озимой пшеницы, засеянных осенью 2021 года, не будут убраны, а урожайность снизится на 10 процентов. Весенние культуры были посеяны, по состоянию на 18 апреля, примерно на 80 процентах площадей, засеянных весной 2021 года. Что касается кукурузы и подсолнечника, посевы могут снизиться на 30 процентов по сравнению с прошлым годом, а урожайность снизиться на 20 процентов по сравнению со средними данными. Снижение экспорта за май-июнь может составить 6 миллионов тонн пшеницы и 14 миллионов тонн кукурузы
То есть оценки касательно ожидаемого снижения экспорта пшеницы остались прежними, а касательно снижения экспорта кукурузы несколько снизились.
Кроме того, 13 мая генеральный директор ФАО сделал специальную презентацию для встречи министров сельского хозяйства стран-членов Семерки — https://www.fao.org/3/cc0140en/cc0140en.pdf
Из нее, в частности, видно, что с точки зрения продовольственных проблем в ряде развивающихся стран определенную роль играет именно пшеница, а не кукуруза. При этом, кстати, в докладе обходится стороной особый случай Турции — Турция, хоть и является крупным импортером пшеницы, одновременно является крупнейшим экспортером муки и макарон, то есть импорт идет прежде всего на переработку, а не на потребление.
В докладе есть полезные графики:
Пшеница
104238 600
Кукуруза
104516 600
Главный же вывод доклада по тому вопросу, который нас интересует, такой:
«Export forecasts for both Ukraine and the Russian Federation were revised down since the start of the conflict. Other market players, most notable India and the European Union, increased their exports. This partly compensated for the exports “lost” from the Black Sea region, leaving a relatively modest gap of about 3 million tonnes«
Как мы помним, годовой объем мировой торговли пшеницей — примерно 200 миллионов тонн, то есть речь идет о разрыве масштабов от одного до полутора процентов, что гораздо меньше амплитуды ежегодных колебаний этого индикатора. Просто чтобы понять масштабы — по статистике ФАО мировой объем торговли пшеницей за последние годы составлял, с миллионах тонн: 197 (2017), 191 (2018), 180 (2019), 199 (2020)
Далее, очень содержательные сведения обнаруживаются в последнем докладе минсельхозя США «Grain: World Markets and Trade» (https://apps.fas.usda.gov/psdonline/circulars/grain.pdf).
Для начала можно просто привести несколько картинок:
Ситуация с мировым производством пшеницы:
USDA Grain Report - Wheat Production
Ситуация с мировыми запасами пшеницы, в целом и у ведущих экспортеров:
105208 600
Последний график особенно важен. Видно, что по-настоящему важная, долгосрочная проблема — это уровень буферных запасов зерна, причем прежде всего не по всему миру, а за вычетом китайских. Эта проблема не имеет пока очевидного решения, ее можно обсуждать отдельно, но ясно одно — ее характер системный, а не привязанный к нынешней войне.
Кроме того, в докладе содержатся предварительные прогнозы изменений спроса и предложения на рынке пшеницы по странам в предстоящем (2022-2023) т.н. маркетинговом году. Эти прогнозы, конечно, очень условны, но дают иллюстрацию масштабов колебаний.
Так, в предстоящем году ожидается снижение поставок из:
Аргентины — на 2 миллиона тонн
Австралии — на 2 миллиона тонн
Индии — на 2 миллиона тонн
Украины — на 9 миллионов тонн
США — на 0.8 миллиона тонн
Одновременно ожидается рост поставок из:
Канады — на 8.5 миллиона тонн
Европейского союза — на 5 миллионов тонн
Казахстана — на 1 миллион тонн
России — на 6 миллионов тонн
Причины колебаний везде разные, но общая идея понятна — даже резкое сокращение поставок из Украины из-за войны оказывается в пределах обычных колебаний мировых объемов экспорта.
Наконец, говоря об экспорте украинского зерна, в первую очередь пшеницы, необходимо различать, о каком урожае идет речь. Есть урожай прошлого года, который сейчас вывозится (или не вывозится), есть урожай будущего года, который пока только прогнозируется. Чтобы понять, что здесь происходит, лучше всего воспользоваться данными минсельхоза Украины.
Что касается урожая следующего года, то тут есть, как мне представляется, три неопределенности. Во-первых, сколько сможет быть засеяно. Во-вторых, сколько сможет быть убрано. В-третьих, сколько сможет быть вывезено.
Ситуация с посевом на сегодняшний день, по данным украинского минсельхоза (https://minagro.gov.ua/news/sivba-yarih-zernovih-ta-zernobobovih-kultur-zavershena-na-78-vid-pokaznikiv-minulogo-roku), такая:
105342 600
Так как эти данные не окончательные, то общее снижение весенних посевов, видимо, будет на уровне 20-25 процентов, то есть примерно так, как и оценивалось ФАО.
Но здесь очень важную роль играет то, что абсолютно подавляющая часть, буквально 98 процентов, украинской пшеницы — озимая. Яровая пшеница занимает примерно 200 тысяч гектаров, а озимой прошлой осенью было засеяно 7.7 миллиона гектаров (https://minagro.gov.ua/news/v-ukrayini-ploshcha-ozimih-zernovih-stanovit-77-mln-ga). Так что, к счастью, динамика посевов пшеницы урожая нынешнего года оказалась не так затронута войной, как динамика посевов кукурузы.
Какая часть этих посевов оказалась на оккупированных территориях — не знаю, что будет с возможностями экспорта предстоящей осенью — гадательно.
Что же касается урожая прошлого года, то здесь надо иметь в виду исключительно ярко выраженную сезонность украинского экспорта. На одном из специализированных сайтов Иллинойского университета (https://farmpolicynews.illinois.edu/2022/02/a-closer-look-at-ukrainian-corn-and-wheat-exports-recent-usda-reports)(обнаруживается очень показательный график:
105721 600
Примерно та же картина рисуется из сводок минсельхоза Украины (https://minagro.gov.ua/investoram/monitoring-stanu-apk/eksport-z-ukrayini-zernovih-zernobobovih-ta-boroshna). Они, похоже, выкладывают новые сводки по одному и тому же линку, поэтому старые приходится искать в архиве.орг. Я нашел сводки за апрель и май.
Судя по всему, цифры в последних двух колонках таблицы означают объемы экспорта урожая позапрошлого года (того, что называется 2020/2021 маркетинговый год) за аналогичный период текущего экспорта урожая прошлого года (2021/2022 маркетинговый год).
Таким образом:
по состоянию на конец апреля, общий экспорт пшеницы в прошлом маркетинговом году нарастающим итогом был 15 миллионов тонн, в том числе в апреле 0.5 миллиона тонн, а в текущем маркетинговом году — 18.5 миллионов тонн, в том числе в апреле 0.1 миллиона тонн.
по состоянию на конец мая, общий экспорт пшеницы в прошлом маркетинговом году нарастающим итогом был 15.8 миллионов тонн, в том числе в апреле 0.8 миллиона тонн, а в текущем маркетинговом году — 18.6 миллионов тонн, в том числе в апреле 0.04 миллиона тонн.
При этом всего за прошлый маркетинговый год пшеницы было вывезено, как пишут, 16.5 миллиона тонн.
Одновременно за последние два месяца идет очень активная переориентация экспортных потоков в пользу речного и железнодорожного транспорта (https://minagro.gov.ua/news/obsyagi-eksportu-za-okremimi-vidami-tovariv-ta-vidami-transportu-vidpovidno-do-yeais-kontrol-za-dostavkoyu-za-traven-2022-roku)
105821 600
Но переориентация эта идет в первую очередь за счет кукурузы, ячменя и подсолнечника, отправляемых в Европу, а экспорт пшеницы затронут в минимальной степени.
То есть мы видим, с одной стороны, что объем украинского экспорта пшеницы за еще продолжающийся маркетинговый год (то есть пшеницы, собранной прошлой осенью), уже существенно превысил объем экспорта предыдущего урожая. С другой стороны, часть прошлогоднего урожая остается невывезенной, то есть Украина не сможет достичь ожидаемых рекордных результатов.
Может быть, я пропустил что-то существенное, но мой вывод из всего этого такой:
— да, преступная путинская война нанесла и продолжает наносить Украине чудовищный урон;
— да, блокада портов резко замедлила экспорт пшеницы;
— да, война приведет к снижению посевов, сбора и экспорта пшеницы нынешнего урожая;
— нет, все эти события не привели к драматическому снижению мировой торговли пшеницей и массовому голоду в развивающихся странах.

КОММЕНТАРИЕВ ЕЩЕ НЕТ

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.


Гости могут загружать изображение объемом до 250KB. Допустимые форматы изображений: jpeg, pjpeg, png, jpg, bmp.

Общественно-политическое Движение «Восход» ~ форма обратной вязи ~
Путинская война и голод
Загадка декабрьского PDA
Разные Запады. Разговор с А.Кливечка и А.Немунайтисом
Настоящая суверенная российская экономическая наука
Запад и Кремль переосмысливают российскую агрессию: это долгая война на истощение
К предыдущему
К статье «Байдена»
Объемы предоставления военной помощи Украине снижены втрое
А.Резников. Будущее глобальной безопасности решается в Украине
Send this to a friend