6 сентября 2022, 19:43

Три самых длинных дня февраля – 1

0

Как началась большая война, в которую никто не верил (начало)
Роман Кравец, Роман Романюк,
5 сентября 2022 г.
22 февраля 2022 года. В Киеве заканчивается удивительно теплый день. До майских шашлыков еще далеко, но 10 градусов в последние дни календарной зимы бывает нечасто. Секретарь СНБО Алексей Данилов у себя в кабинете на третьем этаже здания Совбеза ждет «красную папку» – ежедневный отчет от разведки с грифом «Совершенно секретно».
Около 19:10 папка легла ему на стол. Алексей Мячеславович пробежался взглядом по бумагам и сразу же позвонил президенту. Владимир Зеленский был на одной из многочисленных встреч, число которых на фоне возможной большой войны с каждым днем ​​росло. Но вместо того, чтобы дождаться, пока президент освободится, секретарь СНБО быстро сел в свою уже давно не новую Audi и сказал водителю ехать на Банковую. Сообщение из «красной папки» не могло ждать.
Приехав в Офис, Данилов переговорил с руководителем личной охраны Зеленского, с главой Управления госохраны и доложил самому президенту: «Есть данные от наших партнеров – существует высокая опасность вашего физического уничтожения». «Партнеры нам часто говорили, что вот «ребята, если война, то это для вас означает уничтожение руководства, фильтрационные и концентрационные лагеря». Но в тот вечер – было первое сообщение о реальной подготовке к убийству Зеленского», – в разговоре с УП вспоминает события 22 февраля секретарь СНБО.
Зеленский, работавший тогда в режиме no time to die, внимательно выслушал Данилова, поблагодарил и направился на очередную встречу.
Тот день и без того был напряженным. Накануне, 21-го, российский диктатор Владимир Путин провел свой Совбез и объявил, что Москва «признает независимость» ее марионеточных режимов на захваченных территориях Донбасса, при этом непонятно в каких границах. В Киеве помнили об аналогичных действиях России в Грузии в 2008 году. Но никто на Банковой еще не догадывался, что этот день мог быть гораздо страшнее: по первоначальному замыслу Кремля, 22 февраля колонны российских войск должны были наступать на столицу и другие города Украины.
В ходе боев за Киев украинские защитники захватили трофеями карты псковских десантников. Подобные документы командиры подразделений получают за два дня до начала наступления. «На карте было написано: «Выдать 20 февраля» – то есть наступление должно было начаться 22-го. Но что-то изменилось, и 20-е число там было перечеркнуто и написано «22 февраля», – рассказывает Данилов. По пока неизвестным причинам российское наступление сдвинулось на два дня и началось в ночь на 24 февраля.
«Украинская правда» реконструировала события в Украине в эти два последних дня перед вторжением и рассказывает, как украинское государство пережило первые часы российского нашествия. В этом тексте вы найдете ответы на вопросы о том, что говорил Кирилл Буданов депутатам 22 февраля, как на встрече в ОПУ бизнесмены неудачно шутили над владельцем «Rozetka», куда Ринат Ахметов уехал после встречи с президентом 23 февраля, как утром 24 февраля Зеленский позвонил Борису Джонсону, где депутаты получили оружие, и как Кабмин эвакуировали на запад страны. В ходе работы мы побеседовали с более чем тридцатью собеседниками в Офисе президента, Кабинете министров, Верховной Раде, силовых ведомствах и представителями крупного бизнеса.
22 февраля: ответ Путину, встреча с Радой, мобилизация резервистов
22 февраля президент Зеленский был в сложном поиске – он пытался подобрать правильные слова, чтобы быстро и сильно ответить Путину. Оставить без ответа его большой псевдоисторический спич означало показать свою слабость. И речь шла не только о том, что российский диктатор «признавал независимость Л/ДНР». Если присмотреться к речи, то становилось очевидным, что Путин подвергал сомнению само право Украины существовать как государству. «Смотреть весь Совбез Путина и его выступления у нас не было времени. Но мы знали, что он готовит. Наша разведка докладывала, что будет происходить», – вспоминает в разговоре с УП глава Офиса президента Андрей Ермак. На Банковой знали, что Путин готовил свое решение по Донбассу, но не могли поверить, что он одним махом решится перечеркнуть 8 лет переговоров и похоронить «Минские соглашения».
Из речи Владимира Зеленского 22.02, 2:40
«Великий народ большой страны, у нас и нашего государства нет времени на долгие лекции по истории, поэтому я не буду говорить о прошлом, скажу о реалиях и будущем. За мной Украина в ее международно признанных границах – и они останутся такими…
Признание независимости оккупированных районов Донецкой и Луганской областей может означать односторонний выход России из Минских договоренностей и игнорирование решений в рамках «Нормандии»…
Россия легализует свои войска, которые фактически находились в оккупированных районах Донбасса с 2014 года.
Мы хорошо различаем провокации и наступление войск агрессора. За нами – правда. И истины мы никогда не будем скрывать от вас. Как только мы увидим изменение ситуации, как только мы увидим рост рисков – вы будете обо всем этом знать…»
* * *
В этой речи Зеленского было еще одно предложение, характерное для его выступлений средины февраля. «Мы давно и ко всему готовы. Но причин для вашей бессонной ночи нет», – сказал президент за двое суток до начала полномасштабного вторжения. Уверенность в том, что признание псевдореспублик может ничем и не закончиться – не просто риторическая формула в выступлении президента. Это было общее убеждение всей его команды.
Около 14 часов того же дня в киевском Доме офицеров журналисты «Украинской правды» ждали министра обороны Алексея Резникова для интервью. Глава Минобороны немного задерживался. На самом деле, он был за два квартала оттуда, в помещении Верховной Рады, где пытался успокоить испуганных депутатов. На встречу Резников, одетый в эффектный костюм-тройку, пришел улыбающимся. Около часа он убеждал УП, что большой войны не будет, а от решений Кремля по Донбассу может быть даже определенная польза. «Сейчас Россия просто наконец перестала скрывать свое присутствие. Это была прямая агрессия, которая произошла со стороны Российской Федерации, но они все делали скрытым способом. А теперь, как говорят с Венецианской эпохи, маски сорваны», – объяснял свою позицию министр.
Резников излучал покой и убедительно доказывал, что «Путин не отважится бомбить «второй Иерусалим» – Киев». С таким заголовком это интервью и выйдет в 5 утра 24 февраля, как раз в тот момент, когда на Киев будут падать российские крылатые ракеты.
* * *
22 февраля США начали вывозить в Польшу работников своего посольства, которое неделю назад эвакуировали из Киева во Львов. Примерно в это же время в Москве Путин запросил у Госдумы разрешение на использование армии за пределами России.
В Киеве власти знали обо всех этих признаках неизбежной катастрофы, но до последнего пытались придерживаться иллюзии обычной жизни. Зеленский проводил совещания, готовился к встречам с депутатами и бизнесом. Одновременно с этим президент продолжал принимать иностранных гостей. Каждый из таких визитов на фоне эвакуации посольств и запрета западным авиакомпаниям летать в Украину воспринимался как сигнал. На Банковой даже надеялись, что Путин не решится напасть на Украину, когда в ней будет находиться зарубежный лидер. Поэтому вся украинская дипломатия работала над тем, чтобы буквально каждый день организовать такие визиты в Киев.
22 февраля Украину посетил президент Эстонии Алар Карис. Как раз во время их с Зеленским совместного брифинга журналисты спросили о возможности введения военного положения на фоне явных приготовлений Москвы к войне. «Мы верим в то, что войны не будет», – без тени колебания ответил Зеленский, сделал паузу и с таким же холодным спокойствием в голосе добавил: «Мощной войны против Украины. И не будет широкой эскалации со стороны РФ. Если будет – будет введено военное положение».
Через несколько часов после этих слов Путин не менее хладнокровно заявит о признании марионеточных «республик» в полных границах Донецкой и Луганской областей, включая территории, подконтрольные украинскому правительству. Эскалация конфликта выглядела неизбежной.
* * *
Вечером 22 февраля президент Зеленский впервые за всю каденцию Рады 9-го созыва пригласил на Банковую председателей всех парламентских фракций. До этого Зеленский прибегал к такому формату один-единственный раз – на следующий день после своей инаугурации он собирал парламентских лидеров, чтобы объявить им о роспуске Рады предыдущего созыва. Теперь Зеленский собрал лидеров парламентских фракций и групп, чтобы попытаться сплотить их. Детали той встречи до сих пор оставались неизвестными, так как многое из озвученной там информации было и остается под грифом «Секретно». Но, как удалось выяснить УП у нескольких представителей фракций, главный упор на той встрече Зеленский сделал на создании того, что сам он назвал «оборонной коалицией».
Чтобы показать важность момента, встречу собрали на президентском четвертом этаже ОП в большом светлом зале, обычно используемом для международных переговоров. Президент пригласил для доклада всех руководителей власти: и гражданской, и военной. Поэтому на встрече по разные стороны от Зеленского сидели премьер Шмыгаль, главком ВСУ Валерий Залужный, глава СБУ Иван Баканов и руководитель ГУР МО Кирилл Буданов. Лидеры фракций кивали и соглашались с президентом. Петр Порошенко рвался «помогать там, где есть необходимость». Юлия Тимошенко говорила, что россияне превышают ВСУ по численности, и потому нужна мобилизация. Единственным, кто не брал слова, был Юрий Бойко, которому «остряки» из президентской команды выделили место сразу рядом с Порошенко.
После выступлений политиков поочередно докладывали силовики. Поскольку лидеры фракций имеют высокий доступ к гостайнам, доклады силовиков были достаточно откровенными. Валерий Залужный рассказал о работе ВСУ, объяснив, что армия готовится ко всем возможным сценариям. В отличие от него Баканов и Резников отвергали возможность полномасштабной войны. Они верили разве что в возможные психологические спецоперации со стороны России и как максимум – в обострение ситуации на Донбассе.
Последним держал слово глава Главного управления разведки Кирилл Буданов. Но, как рассказывают участники встречи, казалось, что Зеленский и команда не очень-то слушают Буданова. Но именно его выступление, как станет очевидно буквально через полтора суток, было наиболее важным и точным. Буданов вытащил из своих бумаг карту и со спокойным, углубленным в себя выражением лица начал рассказывать вещи, от которых у присутствующих должна была кровь застыть в жилах: россияне могут начать войну за пределами Донбасса, под угрозой Херсон и Харьков, есть угроза для Киева, россияне могут попытаться зайти из Чернобыля. «Буданов рассказывал страшные вещи. Но потому что другие руководители власти как-то так едва ли не раздраженно реагировали на то, что он говорил, то и другие не воспринимали его серьезно. Знаете, такое отношение к заявлениям Кирилла было, как к младшему брату», – вспоминает атмосферу после выступления Буданова один из участников встречи.
Из обращения Владимира Зеленского по итогам 22 февраля:
«Патриот – это тот, кто бьется с врагом за свою землю. И тот, кто вкладывается в нее деньгами и создает на ней рабочие места. Поэтому мы запускаем программу экономического патриотизма. Это дополнительные стимулы для локализации нашего производства…
Сегодня все политики, все партии одного цвета – жовто-блакитного…
Мною подписан указ о призыве резервистов в особый период. Я подчеркиваю, что речь идет исключительно о гражданах, зачисленных в оперативный резерв. Они должны повысить готовность украинской армии ко всевозможным изменениям в оперативной обстановке…
Завтра у меня будет встреча с ТОП-50 нашего крупного бизнеса.
Если мы сегодня промолчим, то завтра исчезнем. Нам предстоит ежедневная тяжелая работа. И мы к ней готовы…»
23 февраля: чрезвычайное положение и встреча с олигархами
Утро 23 февраля для большинства украинцев не особенно отличалось от предыдущих за последние восемь лет войны. Пока в Киеве высшее руководство только готовилось к новому дню противостояния с Россией, в Овальный кабинет Белого дома в Вашингтоне вошел неожиданно для самого себя гость из Украины. Обычно президент США не принимает в своем кабинете послов или глав МИД. Однако в тот день именно министр иностранных дел Дмитрий Кулеба и посол Оксана Маркарова были гостями Джо Байдена. До этого украинский министр уже успел встретиться с американским коллегой Энтони Блинкеном. Ситуация вокруг Украины была настолько напряженной, что в Белом доме решили еще больше подчеркнуть свою поддержку Украины, принять Кулебу в личном кабинете Байдена и даже сделать об этой встрече фотоотчет.
Единственное, что нельзя разглядеть на фотографиях из Белого дома, так это тревожную, чтобы не сказать, траурную атмосферу этой встречи. После протокольных фото Байден стал расспрашивать Кулебу о ситуации, что-то советовать, говорить о поддержке. Но тон его разговора походил скорее на прощание с онкобольным ребенком, чем на ободрение союзника накануне решающей битвы. В тот день в лице Кулебы Байден прощался со всей Украиной.
* * *
Тем временем в Киеве коллеги Кулебы по власти собирались на новое заседание СНБО. После путинских решений 21 февраля украинский Совбез перешел в режим работы 24/7. Утром 23 февраля все его члены должны были собраться, чтобы решить сложную дилемму: вводить ли военное положение, ведь приготовления России и активизация ее сателлитов на Донбассе выглядели угрожающе. Дискуссия на заседании шла достаточно живо. Главком ВСУ Залужный и министр обороны Резников отстаивали позицию, что введения по всей стране чрезвычайного положения может оказаться недостаточно. Они предлагали сразу вводить военное положение, правда только в двух-трех областях на востоке страны.
Но большинство собравшихся на заседании боялось, что таким образом Украина сама даст россиянам козыри в руки. Российская пропаганда уже несколько недель трубила со всех экранов, что Украина готовится к большому наступлению на Донбассе. Введение там военного положения могло развязать руки России и дать ей формальный повод для вторжения – мол, «это Украина начинает войну и вводит военное положение».
Наконец решили не провоцировать Москву. Поэтому утром 23-го секретарь СНБО повез в Раду на утверждение указ президента, в котором речь шла только о чрезвычайном положении по всей стране и не было ни слова о военном положении на Донбассе. Однако в Раде созданная в прошлый вечер «оборонная коалиция» рассыпалась, не просуществовав и дня. Большинство оппозиционных фракций, еще накануне обещавших всяческую поддержку, начали спорить с властью. «Петр, Тимошенко и «Голос» требовали забрать из указа пункты о партиях и ограничения работы СМИ. Но Смирнов (замглавы ОПУ – УП) уперся, что указ должен быть в том виде, как это написано в законе», – вспоминает собеседник УП в руководстве парламента. Местом поиска решения стал кабинет председателя Верховной Рады Руслана Стефанчука. Главы фракций добивались изменения президентского указа, переписывали предложения, уточняли формулировки.
Время шло, закончилось утреннее заседание, прошел перерыв, наступило вечернее заседание, а результата от «оборонительной коалиции» не было. В какой-то момент секретарь Данилов не выдержал и довольно резко осадил депутатов: «Мы можем с вами здесь к каждой запятой придираться. Но вы же понимаете, что завтра, может, придется уже военное положение голосовать? Поэтому давайте что-то решать».
Это остановило споры, но ненадолго. В итоге Рада смогла проголосовать за чрезвычайное положение чуть ли не в десять вечера. Все это выглядело достаточно гротескно, особенно на фоне переданных Штатами в Киев новых разведданных: Россия окончательно завершила приготовление и теперь могла нападать.
* * *
В конце концов такая расслабленность депутатов была прямым следствием поведения лидера государства. В тот день в Киеве с визитом находились президенты Польши Анджей Дуда и Литвы Гитанас Науседа. На очередной вопрос журналистов о том, верит ли он в нападение Путина, Зеленский в иронической манере ответил, что планы Путина – «это не прогноз погоды», и потому прогнозировать их бесполезно. «Но я без прогнозов четко знаю, как будет действовать наша армия. Я прошу прощения – эти четкие шаги нашей армии по обороноспособности и защите нашего государства будут знать только я и наша армия. И, поверьте, мы ко всему готовы»,добавил Зеленский.
Как показали следующие дни и месяцы, Зеленский имел основания говорить о серьезной подготовке всего сектора обороны к разным вариантам развития событий. Параллельно с тем, как президент и гражданская часть его команды успокаивали общество обещаниями майских шашлыков, силовое крыло власти готовилось к российскому вторжению. Сейчас уже известно, что ВСУ в режиме строгой секретности рассредоточивали склады боеприпасов, готовили запасные аэродромы для боевой авиации, выводили вертолеты в поля, передислоцировали ПВО, готовили структуру ТРО, переводили под видом учений военные соединения с запада страны в центр и на восток и тому подобное. Очевидно, что верховный главнокомандующий не мог не знать о столь масштабных приготовлениях. В отличие от агрессора и даже союзников.
Американские военные чиновники признали, что знали о российских планах и стратегии гораздо больше, чем об украинских. И отчасти поэтому западные прогнозы о возможностях Украины обороняться оказались такими неточными. «Но никогда нельзя подготовиться к войне полностью. Ты не знаешь, как люди себя ведут в критический момент: кто будет героем, а кто предаст и сдаст планы обороны врагу», – с горечью резюмирует Данилов.
* * *
Около 17 вечера улицы Банковой и Лютеранской вокруг Офиса президента начали заполнять элитные кортежи. На встречу в Офис президента спешили владельцы 50 крупнейших компаний Украины. Самые богатые люди страны – кто с охраной, а кто без – пешком заходили на территорию ОП и направлялись к боковому входу в здание.
Едва ли не впервые за всю историю Независимости в холле Офиса одновременно собралась такая огромная группа олигархов и топ-менеджеров страны. Представители госохраны на входе у каждого переспрашивали фамилию и по одному выискивали гостей в распечатанном списке. Как будто это не олигархи, а группа школьников приехала на экскурсию. В очереди в рамки металлоискателей можно было встретить Геннадия Боголюбова, Бориса Кауфмана, Галину Герегу, Андрея Ставницера, Геннадия Корбана, Томаша Фиала, Сергея Таруту, Бориса Колесникова, Василия Хмельницкого, Степана Ивахива, Степана  Ивахива.
Специально на встречу с президентом из-за границы прилетели Ринат Ахметов и Виктор Пинчук. В отличие от других приглашенных Ахметов и Пинчук вошли не через «белый» вход ОПУ. Их кортежи проехали во внутренний двор Офиса.
За рамками металлоискателей бизнесменов вежливо встречали работники ОПУ и группками проводили на второй этаж в зал государственных мероприятий. Обычно там за огромным круглым столом проходят заседания СНБО. Чтобы зайти внутрь, гости должны были отбыть еще одну процедуру – отдать представителям УГО свои телефоны и часы. Каждый гость имел заготовленное место. Владельцев бизнеса приглашали садиться за круглым столом, слева от президента. В то же время топменеджерам остались приставные стульчики у стен зала. Ожидая появления президента, гости здоровались, перебрасываясь короткими фразами и шутками.
В одном из уголков группа бизнесменов обменивалась своими прогнозами «будет – не будет война».
Вдруг кто-то из группы увидел владельца маркетплейса Rozetka Владислава Чечоткина. «Власть, знаешь, почему россияне не прорвутся на Киев? Потому что застрянут на складах «Rozetka»», – пошутил один из присутствующих, и все, включая Чечоткина, от души расхохотались. Никто из присутствующих и представить не мог, что через несколько дней российские танковые колонны будут наступать на Бровары, где на их пути окажется как раз огромный логистический хаб «Rozetka».
Приблизительно в 18:00 в зале началось приглушенное движение – вошел президент. Вместе с Зеленским в зал вошли глава ОПУ Ермак, премьер Шмыгаль, первый помощник президента Шефир, главнокомандующий ВСУ Залужный, руководитель ГУР Буданов, тогдашний руководитель СБУ Баканов, министры обороны Резников и внутренних дел Монастырский, глава Госпогранслужбы Дайнеко. «Президент зашел озабоченным, но держался. У него, знаете, лицо было такого желтого нездорового цвета», – описывает свои впечатления один из представителей бизнеса.
Зеленский коротко выступил на камеры и попросил пресс-службу покинуть зал. На мгновение воцарилась тишина – кто-то из бизнесменов напрягся из-за опасений, что их в очередной раз будут просить на что-то поделиться деньгами. «Сразу говорю, что собрал вас не для того, чтобы просить денег, – начал неформальную беседу президент. – Сейчас очень важно, чтобы вы помогли государству. Прошу вас поддерживать экономику и поддерживать свои коллективы. Со своей стороны мы сделаем все возможное, чтобы решить конфликт дипломатическим путем». «Мы используем все возможные каналы», – добавил Зеленский и, как рассказывают участники встречи, пристально посмотрел в ту сторону стола, где рядом сидели Вадим Новинский и Ринат Ахметов.
Бизнесмены внимательно слушали президента в ожидании услышать что-нибудь новое и важное. Однако дальше Зеленский передал слово силовикам. Одним из первых говорил министр обороны Резников, правда, по словам присутствующих, его выступление больше напоминало «мотивационный спек тренера личностного роста». Далее слово держал главком ВСУ Залужный. Уверенно и достаточно жестко он докладывал о подготовке вооруженных сил и отмечал, что «армия готова к любому развитию событий». После встречи некоторые из ее участников соглашались между собой, что больше всего их успокоил Залужный своей уверенностью.
После силовиков микрофон включил Ринат Ахметов. В отличие от других бизнесменов, находившихся в хорошем настроении, самый богатый украинец выглядел нервным. «Я такого Рината еще не видел. Он раскраснелся и несколько раз повторил: «Самое важное – это сохранить наших людей», – делится воспоминаниями из УП представитель крупного бизнеса.
После Ахметова о важности мира говорил Пинчук, а впоследствии слово взял Новинский, обратившийся в сторону президента: «Мы делаем все возможное, чтобы найти мирное решение».
Выступавшие бизнесмены по кругу повторяли слова о важности мира. Присутствующим становилось скучно. Некоторые бизнесмены начали шептаться между собой. Среди них выделялись братья Суркисы, сидевшие практически напротив Зеленского. Нескольким своим соседям Суркисы тихо передали: «В четыре утра все начнется», очевидно, имея в виду наступление россиян. Однако в микрофон этого не повторили.
Очередь на выступление перешла к сидевшим за пределами стола. Слово взял соучредитель «Monobank» Олег Гороховский, предложивший властям как можно скорее поднять денежное довольствие для военнослужащих. «Для того чтобы люди были готовы защищать, они должны быть мотивированы. Правильно было бы поставить зарплату условно в 100 тысяч гривен, и тогда человек будет понимать, за что он рискует», – передают УП слова Гороховского. Эту идею поддержали все, она особенно понравилась Зеленскому.
Время приближалось к 19:00, и президент предложил заканчивать встречу – мол, «надо дальше работать». К концу мероприятия Зеленский повернул голову налево и вспомнил, что рядом с ним сидит премьер-министр. «Еще Денис Анатольевич ничего не говорил, надо дать слово премьеру. Есть что добавить?» – обратился к Шмыгалю президент. «Я полностью согласен со всем, что вы сказали», – поспешил заверить премьер.
После 19:00 олигархи и топ-менеджеры начали покидать здание Офиса. Кто-то пытался выйти незамеченным и поскорее заскочить в свой автомобиль, чтобы обойти журналистов во дворе Банковой. Кто-то наоборот шел на камеры и пересказывал, что команда президента пытается не допустить эскалации, мол, «Зеленский заверил, что все будет хорошо». Однако никто из них не проявлял озабоченности. Напротив, походило на то, что со встречи с президентом бизнесмены выходили успокоенными. «Нам тогда никто не сказал, что будет полномасштабная война. Даже намека не было! Вы думаете, мы бы так важно и радостно выходили из Офиса тогда? Я бы не тратил времени на разговоры под ОПУ или какие-то второстепенные дела, а семью вывозил бы», – эмоционально вспоминает вечер 23 февраля один из известных топ-менеджеров в разговоре с УП.
После записи интервью с руководителем ГУР МО Будановым «Украинская правда» спросила его почему на встрече с бизнесом он не озвучил информацию разведки о планах Путина. «У них, в отличие от депутатов, нет доступа к гостайне, поэтому мы не могли все сказать. Но я достаточно прямо говорил, так что уровень угрозы было несложно понять», – убеждал Буданов.
Большинство участников встречи на самом деле не хотели верить в предупреждение главы ГУРа, предпочитая более удобные успокоения президента и других силовиков. Это касалось даже самых информированных людей страны. К примеру, олигарх Ринат Ахметов после встречи в Офисе президента уехал не в аэропорт, а в баню, где до глубокой ночи парился и убеждал друзей, что никакой войны утром не будет.
* * *
Ближе к 21 часам президент пригласил к себе в кабинет спичрайтера Юрия Костюка, Андрея Ермака и пресс-секретаря председателя ОПУ Дарью Заровную. Владимир Александрович хотел обсудить новое вечернее обращение. На этот раз оно должно быть не в форме отчета украинцам. Зеленский хотел обратиться к россиянам. Президент надиктовал Костюку и Заровной остов речи, на ходу обдумывая форму и художественные обороты. Через некоторое время спичрайтеры отшлифовали текст и ближе к 23 часам видеогруппа ОПУ записала видео. «В тот вечер президент был, как водитель, управляющий автомобилем ночью, максимальная собранность», – вспоминает в разговоре с УП Заровная. И надо признать, что если бы существовал хоть скудный шанс отвлечь войну обращением, то оно должно было быть именно таким, как у Зеленского 23 февраля.
Из речи президента 23.02 23.55
«Я обращаюсь к российским гражданам, как гражданин Украины. С вами нас разделяют более 2 тысяч км общей границы. Вдоль нее сегодня стоят ваши войска, почти двести тысяч солдат. Тысячи боевых машин. Ваше руководство одобрило их наступление. На территорию другой страны. И этот шаг может стать началом большой войны на Европейском континенте».
https://www.pravda.com.ua/articles/2022/09/5/7366059/
(Окончание следует)

КОММЕНТАРИЕВ ЕЩЕ НЕТ

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.


Гости могут загружать изображение объемом до 250KB. Допустимые форматы изображений: jpeg, pjpeg, png, jpg, bmp.

Общественно-политическое Движение «Восход» ~ форма обратной вязи ~
Три самых длинных дня февраля – 1
В недавних решениях Путина Андрей Илларионов усматривает влияние Си Цзиньпина
И снова о загадках путинской мобилизации
Технический вопрос дилетанта
И снова об импровизационном характере путинской мобилизации
Самаркандский инструктаж для Путина
К вопросу об импровизационном характере путинского решения
дождавшись первых новостей
в ожидании новостей
Send this to a friend