17 ноября 2020, 21:32

The National Interest (США): как Россия превращает Китай в мощного военного игрока

0
Проведение тактической летучки с розыгрышем действий сил на макете (планшете) во время совместных военных учений России и Китая в Средиземном море "Морское взаимодействие 2015"

С самого начала процесса модернизации китайских вооруженных сил НОАК полагалась на советские, а теперь и на российские технические знания, опыт, лицензионные сделки и контракты.

Недавняя новость, которую надо отметить: российский президент Владимир Путин намекнул на создание российско-китайского военного альянса. В определенном смысле они уже являются союзниками, по крайней мере со стороны Пекина союзнический дух наблюдается.

Российский президент Владимир Путин сказал, что сейчас в военном альянсе между Россией и Китаем нет необходимости, но на будущее такую возможность исключать не следует. В основе таких комментариев Путина лежит многолетнее и тесное российско-китайское сотрудничество в самых разных сферах обороны и региональной безопасности.

Выступая на прошлой неделе с речью на ежегодном заседании дискуссионного клуба «Валдай», Путин отметил, что Китай «активно идет к позиции супердержавы». Когда президенту задали вопрос, возможен ли в будущем официальный российско-китайский военный альянс, Путин ответил так: «Мы всегда исходили из того, что наши отношения достигли такой степени взаимодействия и доверия, что мы в этом не нуждаемся». А потом добавил: «Но теоретически вполне можно себе такое представить».

Далее Путин подчеркнул, что российско-китайские отношения выходят далеко за рамки непосредственного военного сотрудничества, переходя в сферу передачи технологий. «Наше сотрудничество с Китаем, без всяких сомнений, повышает обороноспособность китайской армии», — сказал российский президент.

Заявление Путина примечательно в силу исторического контекста. С самого начала процесса модернизации китайских вооруженных сил НОАК всецело полагалась на советские, а теперь и российские технические знания, опыт, лицензионные сделки и контракты на поставки.

Возьмем в качестве примера ВВС НОАК. К числу первых самолетов этого вида китайских вооруженных сил относились переданные Советским Союзом истребители МиГ-9 и МиГ-15. Созданные впоследствии китайские самолеты J-5, J-6, и J-7 являются модификациями советских истребителей МиГ-17, МиГ-19 и МиГ-21 соответственно. J-11, ставший одним из самых многочисленных истребителей в боекомплекте ВВС КНР, создан на основе советского Су-27, причем не без скандалов. А недавно Китай закупил двумя партиями 24 современных российских истребителя Су-35, предназначенные для завоевания превосходства в воздухе.

Аналогичные тенденции наблюдаются в ВМС НОАК. В настоящее время на вооружении китайского флота имеется 12 подводных лодок проекта 877, а первый китайский авианосец «Ляонин» (Тип 001) был построен на базе импортированного корпуса советского авианосца «Рига». В основе преемника «Ляонина» (тип 002) все тот же самый советский проект. Советские и российские зенитно-ракетные комплексы составляют большую часть арсенала ПВО и ПРО Китая. Китай импортировал четыре варианта советских ЗРК С-300, в том числе, систему морского базирования. НОАК стала первой зарубежной покупательницей передовой российской системы ПВО С-400, подписав в 2014 году контракт на поставку комплексов для двух полков.

Формально военного альянса между Россией и Китаем не существует, но устойчивый поток передаваемых КНР технологий — не единственная составляющая такого сотрудничества. Две страны уже много лет проводят совместные военные маневры и учения регионального масштаба, и это создает прочную основу для стратегически важных российско-китайских отношений в сфере безопасности.

Некоторые западные СМИ усмотрели в заявлениях Путина на заседании клуба «Валдай» сигнал об углублении российско-китайских связей. Но Кремль далеко не впервые дразнит НАТО усилением военного взаимодействия с Китаем, видя в этом рычаг давления на Североатлантический альянс.

Пекин, со своей стороны, довольно прохладно отреагировал на комментарии Путина. Китайские эксперты предположили, что это в большей степени геополитическое позирование России, нежели конкретное дипломатическое предложение. Китайский ученый и советник Государственного совета КНР Ши Иньхун (Shi Yinhong) рассказал изданию «Саут Чайна Морнинг Пост» (South China Morning): «Американо-китайская напряженность в таком состоянии, что возможен военный конфликт. В этой ситуации шансы на то, что Россия захочет быть союзницей Китая, очень невелики. Это в основном признак того, что Россия стремится стать важным нейтральным игроком, чтобы вынуждать США и Китай делать ей существенные уступки».

КОММЕНТАРИЕВ ЕЩЕ НЕТ

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Гости могут загружать изображение объемом до 250KB. Допустимые форматы изображений: jpeg, pjpeg, png, jpg, bmp.

Общественно-политическое Движение «Восход» ~ форма обратной вязи ~
Проведение тактической летучки с розыгрышем действий сил на макете (планшете) во время совместных военных учений России и Китая в Средиземном море "Морское взаимодействие 2015"
The National Interest (США): как Россия превращает Китай в мощного военного игрока
Уильям Браудер общается с журналистами после встречи со старшим прокурором Хосе Гринде в Мадриде
Financial Times (Великобритания): Билл Браудер угрожает судебными исками швейцарским банкам, связанным со скандальным делом Магницкого
Неоконченный кризис. Как белорусские протесты могут изменить отношения России и ЕС
Совладелец ЛУКОЙЛа Л. Федун: «Россия может торговать воздухом, очищенным от CO2»
Жительницы Японии в национальных костюмах
Financial Times (Великобритания): уроки из опыта Японии – что делать с низкими учетными ставками и низкой инфляцией после пандемии
Избранный президент США Джо Байден
Новая внешняя политика США: дипломатия на первом месте (Project Syndicate, США)
80 млн. американцев проголосовали за коммунизм
Ампула с вакциной от коронавируса "Гам-Ковид-Вак"
Science (США): вооруженный новыми данными по своей вакцине от covid-19, российский институт представляет новые доказательства своего успеха
Какое место займет Россия во внешней политике Байдена
Send this to a friend