31 мая 2021, 12:17

The National Interest (США): у армии США есть секретное оружие, чтобы победить Россию, Китай и кого угодно

0
Истребитель ВМС США f18 вылетает с американского авианосца «Карл Винсон»

При моделировании случается, что истребители, оснащенные искусственным интеллектом, выигрывают воздушные бои у истребителей пилотируемых, — управляемых уникальным человеческим сознанием. Значит ли это, что один в конечном счете лучше другого? Многое о человеческом мозге еще неизвестно или считается загадкой. Этот сложный, разнообразный организм способен выполнять математические функции, а также множество других субъективных задач, например, испытывать вдохновение, чувства, эмоции или намерения. Вычислить его с помощью математически выверенных компьютерных алгоритмов и системы «единиц и нулей» гораздо труднее.

Однако искусственный интеллект (ИИ) развивается очень быстро и, как считают некоторые опытные разработчики, даже расширяет свою способность измерять, каталогизировать и анализировать более субъективные переменные. Скорость перемен ошеломляет. Однако сможет ли когда-нибудь неорганический компьютер осознать плохо поддающиеся расчету явления вроде намерений, интуиции, абстрактных философских категорий — и то, как эмоции влияют на поведение человека?» Ответ на этот вопрос пока отрицательный — по крайней мере, в обозримой перспективе.

Несмотря на неумолкающие споры и рост производительности систем с ИИ в симуляциях, дополненной реальности и моделированных воздушных боях, есть все основания полагать, что этот спор надо признать временно решенным. Есть консенсус, который попросту нивелирует все аргументы, что из этого в конечном итоге лучше, и просто констатирует, что и то, и другое необходимо вместе. В долгосрочной перспективе это решение, пожалуй, оптимальное. При этом нет никаких сомнений, что компьютеры, особенно аналитические системы с искусственным интеллектом, значительно быстрее, лучше и эффективнее людей, поскольку они выполняют миллионы организационных, аналитических и сравнительных функций за миллисекунды, — экономя при этим время и повышая эффективность. Вот почему разработчики оружия для всех родов войск делают упор на тандем человек-машина, чтобы облегчить когнитивную нагрузку на людей, принимающих решения, сэкономить время и дать личному составу возможность сосредоточиться на ключевых решениях.

Так, директор рабочей группы по боевым машинам нового поколения генерал-майор Росс Коффман (Ross Coffman), который сейчас разрабатывает роботов для войны будущего, сообщил, что процесс модернизации, рассчитанный на сражения будущего, «намного шире единиц и нулей».

Глава перспективного командования генерал Джон Мюррей (John Murray) ясно дал понять, что, несмотря на все обещания автономии и обработки и обмена информацией с помощью искусственного интеллекта, для создания комбинированного пилотируемо-беспилотного экипажа и даже экипажа без участия человека в принципе, все равно потребуются люди-операторы с ключевыми полномочиями, которые будут контролировать и направлять процесс принятия командных решений. Неслучайно, что новые боевые машины, например, прототип армейской «боевой машины с опциональным пилотированием» — смогут работать как в пилотируемом, так и беспилотном режиме в соответствии со спецификой конкретного задания. То же самое можно сказать о малозаметных истребителях ВВС шестого поколения и других платформах ВВС. Справедливо это и для стремительно расширяющегося флота беспилотных надводных кораблей ВМФ всех размеров, многие из которых при необходимости смогут обходиться без моряков.

И это одна из причин, почему, несмотря на тревожные темпы развития автономии и аналитики в реальном времени и организации данных с помощью ИИ, армейские футурологи все чаще экспериментируют с новыми системами. Это не только позволяет понять, что работает в боевых условиях, а что нет, но и предлагает точки зрения и идеи, возможные лишь через человеческое познание. В армии это называется «точки соприкосновения», — когда в тактических сценариях для оптимизации военных действий наряду с личным составом используют новые автономные системы, оружие и технологии на базе искусственного интеллекта. В частности, передовая разведывательная машина-беспилотник или робот с боеприпасами сможет быстро выполнять широкий спектр важных функций в прямом бою, но при необходимости все же будет принимать указания от людей.

Крис Осборн — редактор журнала «Нейшнл интерест». Ранее работал в Пентагоне экспертом в канцелярии помощника министра обороны по вопросам снабжения, материально-технического обеспечения и технологий. Также работал ведущим и военным комментатором в ряде национальных телеканалов. Имеет степень магистра сравнительного литературоведения Колумбийского университета.

КОММЕНТАРИЕВ ЕЩЕ НЕТ

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Гости могут загружать изображение объемом до 250KB. Допустимые форматы изображений: jpeg, pjpeg, png, jpg, bmp.

Общественно-политическое Движение «Восход» ~ форма обратной вязи ~
Истребитель ВМС США f18 вылетает с американского авианосца «Карл Винсон»
The National Interest (США): у армии США есть секретное оружие, чтобы победить Россию, Китай и кого угодно
IPPON: «Сегодня потерять данные стоит гораздо дороже, чем полноценная защита»
Тихий голос Всемирной организации здравоохранения
Спасайся, кто может, или Волнуйтесь подробности письмом — 2
Российский рынок полимерно-битумных вяжущих: перспективы
Жюри международной премии назвали проект «Прайм Парк» лучшим в пяти номинациях
Российские войска на украинской границе: причины и цели
Прохожая на Тверской улице в Москве
The National Interest (США): Байден может дать отпор цифровому авторитаризму России и Китая
Зеленский против Ахметова. Разбор пресс-конференции. Дмитрий Джангиров
Send this to a friend