Показания Александра Коновалова
Врач-анестезиолог Александр Коновалов в интервью А.Викторову говорит о гибели С.Шевелева от пули снайпера:
АК: А второй 200-ый, которого принесли (это был убитый выстрелом снайпера), я не знаю его фамилию… Это был второй убитый, это был командир разведвзвода.
АВ: Миротворец?
АК: Да, из нашего миротворческого батальона, командир взвода. Молодой парень, старший лейтенант. Его принесли, только начали вносить, мы взяли его на руки, он обмяк, положили его на импровизированный операционный стол. При осмотре тела я обнаружил, что у него было входное отверстие со стороны шеи, скорее всего, он или отбегал, когда перебегал от казармы к медпункту, и выходное было со стороны спины отверстие и где-то седьмой шейный позвонок. То есть это была именно пуля снайпера. И стало понятно, что все намного серьезнее.

Сомнения Алены
Алена (alena_klnva), человек, внесший исключительный вклад в сбор информации и расследование многих событий российско-грузинской войны, один из создателей и ключевых авторов сообщества analiz_888, высказала сомнение в версии гибели С.Шевелева, предложенной А.Коноваловым:
«Полагаю, что доктор вообще ошибся насчет снайпера, так как погибший одним из первых старший лейтенант – это командир разведроты 135-го мсп Сергей Шевелев, гибель которого описана многими очевидцами практически одинаково – от осколка снаряда, попавшего в стену дома. Этим же снарядом ранило в ногу Тиммермана. Все это происходило за пределами Верхнего городка, предположительно, возле дет.сада № 14, где шел описанный в разных источниках бой, и, предположительно, откуда спецназовцы, разведчики и остатки 4-й миротворческой роты, понеся потери, отступили к казармам.
Детский садик на карте: http://wikimapia.org/#lang=en&lat=42.206764&lon=43.966872&z=19&m=b&permpoly=10993294»

Затем Алена продолжила: [Доктор]«...[н]е выдумал, но мог осколочное принять за пулевое – вскрытие же мертвому не делали и осколок/пулю не извлекали. Да и не каждый день война у столичных докторов: нервы, суматоха, волнение, страх.
Версия снайперов вообще неправдоподобна. Зачем они во время штурма города? Какую задачу могли решать? “Добивали миротворцев”? Так где другие жертвы? Нет, это совсем лишено всякой логики».

По моей просьбе Алена привела цитаты из информационных сообщений с рассказами очевидцев, подтверждающих ее версию:

А.Баранов. 40 дней спустя. Герои пятидневной войны.
«Миротворцы Вячеслав Хорош и Николай Ионов из 36 часов боя помнят каждую минуту. И имя каждого погибшего товарища. “В первые часы боя геройски погиб командир взвода старший лейтенант Шевелёв. В угол дома попал снаряд танка, и он был убит”»
http://vesti7.ru/archive/news?id=12646

27-летний пскович Сергей Шевелев числится в списках погибших в Южной Осетии.
«“Они находились в доме, вели бой. И в дом попал снаряд…”, – сказал отец (Шевелева)».
http://informpskov.ru/print/44958.html

О.Пчелов.За строкой указа…
«Комбат (Тимерман) своим личным присутствием на передовой поддерживал моральный и боевой настрой своих подчиненных. Даже когда осколки от разорвавшегося неподалеку танкового снаряда убили командира разведвзвода и ранили подполковника Тимермана, он продолжал руководить боем».
http://old.redstar.ru/2008/08/22_08/2_01.html

А.Хроленко. Комбат-батяня.
«В ходе боя командир батальона поднимал дух бойцов на передовой личным присутствием и примером, а порой и крепким словцом. Демонстративно ходил по позициям, будто не страшно. И люди держались, без сна и отдыха.
В 8 утра 8 августа поблизости разорвался танковый снаряд. Осколком был убит находившийся рядом командир разведвзвода – старший лейтенант Сергей Шевелев, показавший себя в первые часы боя отважным офицером, настоящим профессионалом. Подполковник Константин Тимерман ощутил, как обожгло ногу»
.
http://vpk-news.ru/articles/3115
http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=9877/

Е.Строителева. Герой России Константин Тимерман.
«в: Помните, как вас ранило?
о (Тимерман): Это случилось в самом начале боев. В 8 утра 8 августа вместе с командиром разведвзвода старшим лейтенантом Сергеем Шевелевым мы решили посмотреть, как там наши бойцы. Перед медпунктом были вырыты окопы. Как только мы приблизились к зданию медпункта, грузинский танк ударил по казарме, которая стояла рядом. Сергея Шевелева осколком убило, меня ранило в ногу.

http://www.izvestia.ru/russia/article3121131/»

С.Некрасов. Унесенные войной.
«По словам Антона Некрасова, его друга, командира мотострелкового взвода, 8 августа батальон миротворцев перекрыл основные направления, по которым грузинские войска должны были войти в в Цхинвал.– Задача была простая – стоять между югоосетинскими и грузинскими войсками. И тогда по нашим позициям открыли огонь… – вспоминает он. – Сначала пошли их танки, а потом по позициям ударили «Грады». Был ранен комбат, который пытался вывести солдат из-под огня. Этим же снарядом накрыло и Серегу.
http://www.nvspb.ru/stories/unesennievoinoi/?version=print»

О.Горупай. Их подвиг бессмертен.
«…разведывательный взвод разведроты 135-го мотострелкового полка под командованием старшего лейтенанта Сергея Шевелева при ведении разведки в направлении южной окраины Цхинвала обнаружил подразделение грузинской армии, в несколько раз превосходящее по численности наших разведчиков. Своевременно сориентировавшись и грамотно оценив обстановку, Сергей Шевелев, увлекая за собой подчиненных, занял и закрепился взводом на выгодной огневой позиции в пятиэтажном доме на перекрестке улиц Ленина и Хетагурова. Вступив в неравный бой, разведчики заставили отойти противника на исходную позицию.
http://old.redstar.ru/2008/08/16_08/1_01.html»

Кто прав?
Таким образом, налицо явное противоречие: на одной чаше весов – семь материалов, опубликованных в СМИ и излагающих, на первый взгляд, одну и ту же (или близкую) версию, а на другой – заметно отличающаяся от них одинокая запись в частном блоге. И кто же прав?

Прежде чем попытаться разобраться в том, что же действительно произошло с С.Шевелевым и ответить на сформулированный выше вопрос, следует обратить внимание также на то, что Сергею Шевелеву – одному из трех военнослужащих миротворческого батальона – было присвоено звание Героя России. За что?

Что касается двух других Героев – командира батальона Константина Тимермана и рядового Раушана Абдуллина, то их действия достаточно подробно описаны. Р.Абдуллин, закрыв своим телом сослуживца, спас его от смерти, после чего подбил из гранатомета грузинский танк. К.Тимерман руководил боевыми действиями всего батальона, нанесшего значительный ущерб грузинским войскам, в ходе боя был также ранен. А что сделал С.Шевелев?

Ни в одном материале не содержится какого-либо описания его геройских действий. При всех разночтениях о С.Шевелеве в них сообщается только одно – о его смертельном ранении (или осколком или пулей). И это все. А за какие действия ему присвоено звание Героя? Об этом не сообщается. Более того, во многих сообщениях говорится, что С.Шевелев погиб в самом начале боя, когда, строго говоря, было не так много времени совершить вообще какое-либо действие, тем более выдающееся. Так за что все-таки Сергею Шевелеву присвоили звание Героя России?

Искажение информации
Следует отметить, что с использованием информации о боевых действиях из публикаций следует быть осторожным – и из-за неполноты и неточности данных, и из-за качества журналистики, и из-за намеренного искажения информации действующими лицами и из-за действий военной цензуры, намеренно вводящей общественность в заблуждение.

Для тех, кто уже обращался к расследованию российско-грузинской войны, пожалуй, одним из наиболее ярких примеров успешного создания эффективной дымовой завесы стала история осетинского корректировщика на крыше казармы Верхнего городка. Со времени боевых действий прошло уже пять лет, но так и не стало окончательно известным, каково правильное написание его фамилии – Голованов или Галаванов, каким было его воинское звание – лейтенант или подполковник, был ли он осетинским ополченцем или кадровым офицером юго-осетинских формирований, похоронен ли он в Цхинвали или во Владикавказе. Один из многочисленных материалов на тему можно увидеть здесь:
http://irakli.livejournal.com/34896.html
http://irakli.livejournal.com/35443.html
http://irakli.livejournal.com/35796.html

Поэтому приступая к анализу обстоятельств гибели С.Шевелева, следует отдавать себе отчет о неизбежных проблемах на пути к истине. И тем не менее попробуем.

Отрезаем все лишнее
Начнем с первичной проверки источников на достоверность.
Первой откладываем в сторону псковскую газету со ссылками на мнение отца С.Шевелева – он не находился на поле боя, очевидцем ранения сына не был, в лучшем случае он лишь близко к тексту воспроизвел сообщение, переданное ему армейскими чиновниками.

Второй не выдерживает проверки статья О.Горупая в «Красной Звезде». Нет ни одного иного подтверждения того, что С.Шевелев, да еще и вместе со своим взводом мог оказаться так далеко от Верхнего городка – в доме на углу улиц Ленина и Хетагурова. К тому же статья представляет коллекцию собранных в одном месте никак не связанных друг с другом эпизодов.

Остальные же пять текстов рисуют примерно одну и ту же картину: С.Шевелев погиб (смертельно ранен) в результате разрыва танкового снаряда. В некоторых материалах сообщается, что этим же снарядом был ранен и командир батальона К.Тимерман. Источником этой версии является как сам К.Тимерман, так и его подчиненные В.Хорош, Н.Ионов, А.Некрасов. Правда, прямая речь подчиненных Тимермана нигде не воспроизодится, также неизвестно, являлись ли они непосредственными очевидцами происшествия, или же они пересказывают историю, рассказанную им кем-то ранее. Если же говорить о, так сказать, «гарантированных очевидцах», то, по приведенным отрывкам, ими являются, кажется, только двое – комбат Тимерман и врач Коновалов: первый – на поле боя, второй – в медпункте, один – называющий себя свидетелем ранения Шевелева, другой – называющий себя свидетелем его смерти.

Таким образом, уточненная версия противоречия между двумя версиями смерти Шевелева выглядит теперь как пять текстов, источником которых послужил прежде всего Тимерман, на одной чаше, против одного текста, источником которого является А.Коновалов, на другой. И кому верить?

Для того, чтобы ответить на этот вопрос, необходимо прежде всего сопоставить и проверить все имеющиеся сообщения на предмет, как минимум, основных обстоятельств ранения С.Шевелева: времени, места и примененного оружия.

Время и место смертельного ранения С.Шевелева
Время ранения старшего лейтенанта, кажется, во всех имеющихся источниках совпадает – около 8 часов утра 8 августа 2008 г. или немногим позже. В батальоне он оказался первым погибшим военнослужащим.

Исходя из установленного времени ранения Шевелева можно с высокой степенью точности установить его место – где-то на территории Верхнего городка или около него. Дело в том, что командир батальона Тимерман и другие свидетели неоднократно указывали, что в 8 часов утра разведывательный взвод находился именно на базе в Верхнем городке.

К.Тимерман: Боевых подразделений – четыре взвода: два мотострелковых, один разведывательный и один гранатометный. Остальные – обеспечивающие (из штатных 526 военнослужащих батальона около 250 находились на постах и заставах). Четыре взвода, 100 человек, держали оборону…
А.Хроленко. Комбат-батяня: http://old.redstar.ru/2008/08/19_08/3_01.html
В этом небольшом гарнизоне 8 августа находилась примерно половина личного состава батальона: один разведывательный и один гранатометный взводы, два мотострелковых взвода и военнослужащие из так называемого обеспечивающего состава.
О.Пчелов. За строкой указа: http://old.redstar.ru/2008/08/22_08/2_01.html

Поэтому представляется маловероятным, чтобы командир взвода оказался вдалеке от своих подчиненных – например, на углу улиц Ленина и Хетагурова в Цхинвали. Так же, как и около детского сада №14.

Но где именно на территории Верхнего городка или в его окрестностях находился во время своего ранения Шевелев? Показания Тимермана не во всех источниках ясны: в одном случае он говорит о «наших позициях», в другом – об «окопах», в двух – на «передовой», еще в одном случае – «рядом с медпунктом».

Наиболее детальное описание этого места в изложении Тимермана содержится в статье в «Известиях»: В 8 утра 8 августа вместе с командиром разведвзвода старшим лейтенантом Сергеем Шевелевым мы решили посмотреть, как там наши бойцы. Перед медпунктом были вырыты окопы. Как только мы приблизились к зданию медпункта, грузинский танк ударил по казарме, которая стояла рядом. Сергея Шевелева осколком убило, меня ранило в ногу:
http://www.izvestia.ru/russia/article3121131/» Если это так, то Шевелев в момент ранения находился относительно недалеко и от медпункта и от казармы, то есть скорее всего – с северной, северо-восточной или восточной стороны от медпункта.

А вот как место ранения описывает А.Коновалов: …скорее всего, он или отбегал, когда перебегал от казармы к медпункту… http://aillarionov.livejournal.com/563585.html. Это место фактически совпадает с местом, называемом К.Тимерманом.

Санинструктор Зухра Трамова описывает ранение Шевелева так: В санчасти медицинский персонал батальона оказывал помощь всем раненым, доставляемым туда с позиций. Потом раздался сильный огонь из стрелкового оружия. Стреляли со всех сторон: можно было подумать, что мы в плотном кольце окружения. Где-то в 50 метрах от меня был убит командир разведвзвода. Я его доставила в санчасть: http://old.redstar.ru/2008/08/21_08/3_01.html

Таким образом, три источника, описывающие место ранения С.Шевелева, говорят примерно об одном и том же пространстве – между казармой и медпунктом, «примерно в 50 метрах» от медпункта (по словам Трамовой).

Последовательность событий в Верхнем городке утром 8 августа
Есть ли какие-либо еще источники, описывающие достаточно полно события в Верхнем городке утром 8 августа? Очевидно наиболее аккуратными и наименее противоречивыми являются свидетельские показания санинструктора З.Трамовой. Воспроизведем из них большой отрывок:
первым выстрелом в сторону батальона был убит наш наблюдатель на НП. Мы его перенесли и попытались вместе с хирургами оказать помощь, но было уже поздно – он умер. Накрыв его простыней, я прихватила бинты и перебежала в санчасть. По дороге успела перевязать раненого и доставила его туда же. В санчасти медицинский персонал батальона оказывал помощь всем раненым, доставляемым туда с позиций.
Потом раздался сильный огонь из стрелкового оружия. Стреляли со всех сторон: можно было подумать, что мы в плотном кольце окружения. Где-то в 50 метрах от меня был убит командир разведвзвода. Я его доставила в санчасть.
Потом я сидела и заряжала магазины для наших ребят. Тут начался танковый обстрел. Грузины целенаправленно били по медицинскому пункту. А здесь раненые! Ситуация критическая!
Было принято решение перебираться в помещение бани. Под прикрытием дымовых шашек мы двумя партиями перебрались туда. Я перебегала во второй группе. Уже на месте оказала помощь раненному в ходе передислокации комбату: перевязала ему ногу.

О.Горупай. Брестская крепость Цхинвала. http://old.redstar.ru/2008/08/21_08/3_01.html

Расположение основных объектов Верхнего городка

Таким образом, З.Трамова детально рассказывает о последовательности событий, происходивших в Верхнем городке утром 8 августа 2008 г.:
1. Вначале (в 6.20-6.25) был первый (танковый) выстрел, которым был убит наш (осетинский) наблюдатель (корректировщик огня юго-осетинской артиллерии) на НП (О.Голованов-Галаванов).
2. Затем мы (санитары) его перенесли (в автоперевязочную) и попытались вместе с хирургами оказать (ему) помощь.
3. Но было уже поздно – он умер.
4. Затем накрыв его простыней, я (Трамова) прихватила бинты и перебежала в санчасть (медпункт).
5. По дороге успела перевязать раненого (очевидно, спецназовца Максима Петрова, радиста-стрелка 107 отряда СпН 10 обрСпН, находившегося вместе с О.Головановым-Галановым на наблюдательном пункте на крыше казармы) и доставила его туда же (в санчасть).
6. Затем в санчасти медицинский персонал батальона оказывал помощь всем раненым, доставляемым туда с позиций (в основном с юга от медпункта).
7. Потом раздался сильный огонь из стрелкового оружия. Стреляли со всех сторон: можно было подумать, что мы в плотном кольце окружения. 

8. Затем где-то в 50 метрах от меня (от Трамовой, находившейся в медпункте) был убит командир разведвзвода (Шевелев).
9. Затем я (Трамова) его (Шевелева) доставила в санчасть (где причину его смерти – от пули снайпера – установил Коновалов).
10. Потом я (Трамова) сидела (в медпункте) и заряжала (патронами) магазины (автоматов) для наших ребят (военнослужащих батальона, ведших боевые действия).
11. Тут (затем) начался танковый обстрел. Грузины целенаправленно били по медицинскому пункту (в нем Тимерман разместил свой КП).

12. Затем было принято решение (Тимерманом) перебираться в помещение бани.
13. Затем под прикрытием дымовых шашек мы (санитары, врачи, раненые, военнослужащие, находившиеся в медпункте) двумя партиями перебрались туда (в баню).
14. Я (Трамова) перебегала во второй группе.
15. Затем уже на месте (в бане, за баней) оказала помощь раненному в ходе передислокации (от медпункта к бане) комбату (Тимерману): перевязала ему ногу.

Что следует из этого рассказа?
1. Два ключевых события, затронутые в выше приведенных комментариях, а именно: смертельное ранение Шевелева и ранение в ногу Тимермана – произошли в разное время, в разных местах; оба ранения не могли произойти от осколков одного и того же снаряда.
2. Смертельное ранение Шевелева произошло при его нахождении (движении?) между казармой и медпунктом.
3. Ранение Тимермана произошло при его передислокации из медпункта в баню.
4. Между смертельным ранением Шевелева и ранением в ногу Тимермана произошло много других, в том числе достаточно длительных, событий:
– доставка Трамовой Шевелева в санчасть;
– установление причины смерти Шевелева от снайперской пули врачом Коноваловым;
– пребывание Трамовой в медпункте, во время которого она занималась заряжанием магазинов автоматов для военнослужащих батальона, ведших в это время боевые действия;
– начало танкового обстрела, в том числе медпункта;

– принятие решения Тимерманом, разместившим в санчасти свой КП, о передислокации в помещение бани;
– передислокация под прикрытием дымовых шашек находившихся в медпункте санитаров, врачей, раненых, военнослужащих, включая Тимермана, двумя партиями в баню;
– ранение Тимермана осколком танкового снаряда во время его передислокации в баню.

Следовательно, сообщение Тимермана о ранении его и Шевелева осколками одного и того же танкового снаряда не соответствуют действительности. Следовательно, не соответствуют действительности и сообщения о ранении Шевелева осколком танкового снаряда, сделанные подчиненными Тимермана Хорошем, Ионовым, Некрасовым.

Кроме того, информация, сообщенная санинструктором Трамовой, сильно ослабляет создаваемое рассказами К.Тимермана впечатление, будто бы свое ранение он получил, когда находился или же около «наших позиций», «на передовой», «около окопов» или же при направлении туда. По сообщению Трамовой, оказавшей ему первую помощь, Тимерман получил свое ранение при перемещении из медпункта в баню.

Почти аналогичное, хотя и менее подробное, сообщение о событиях утра 8 августа в Верхнем городке содержится в рассказах медиков 220 МОСН А.Коновалова, Д.Зубока, К.Литовки:

И вот первый залп, после всего все началось, пошли первые раненые…
Первый тяжелораненый, который после оказания помощи перешел из разряда груза 300 в груз 200, это был осетинский наблюдатель. Был выстрел с танка со стороны грузинской территории, из села Земо-Никози, прицельно в эту вышку наблюдателя. Принесли и нашего бойца раненого средней тяжести (было осколочное ранение конечности), он подальше на крыше стоял…
Были проведены реанимационные мероприятия, все эти манипуляции мы проводили на базе автоперевязочной, которая была огорожена, была с красными крестами, был белый флаг…
…такой пошел звон по металлу, по нам из стрелкового оружия начали бить… А она (автоперевязочная машина) еще стояла как-то неудобно, в разрезе между медпунктом и баней, то есть открытое пространство, и она свободно начала простреливаться из стрелкового оружия…
После этого было принято решение, и мы переместились уже в сам медпункт. Со стороны двора батальона, со стороны плаца, он не простреливался.
…потом решили сделать операционную уже в столовой медпункта.
А второй 200-ый, которого принесли, (это был убитый выстрелом снайпера), я не знаю его фамилию….. Это был второй убитый, это был командир разведвзвода…
из нашего миротворческого батальона, командир взвода. Молодой парень, старший лейтенант. Его принесли, только начали вносить, мы взяли его на руки, он обмяк, положили его на импровизированный операционный стол. При осмотре тела я обнаружил, что у него было входное отверстие со стороны шеи, скорее всего, он или отбегал, когда перебегал от казармы к медпункту, и выходное было со стороны спины отверстие и где-то седьмой шейный позвонок. То есть это была именно пуля снайпера…
Приказ командира батальона, (хотя он сам был ранен осколочным ранением), полковника Тимермана… Им было принято решение переместиться в соседнее здание — в баню.
Мы передвигались туда, когда велся прикрывающий огонь из пулемета, чтобы дать перебежать. Так же, дымовая завеса была, чтобы с меньшими потерями перейти …. все это произошло, и по команде. Грубо говоря, сначала представители медслужбы и разведчики пошли, ну, потом комбат. Человек 12 или 15 нас перебежало за баню.
А.Викторов. Миротворцы. Печальный август.
http://kgrr.livejournal.com/26758.html;
http://avtonomka.org/putevye-zametki/23-%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%B2%D0%BE%D1%80%D1%86%D1%8B-%D0%BF%D0%B5%D1%87%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D0%B0%D0%B2%D0%B3%D1%83%D1%81%D1%82.html
http://aillarionov.livejournal.com/560021.html

Иными словами, последовательность событий, по рассказам военных медиков, оказалась следующей:
1. Вначале первый танковый залп.
2. Затем появление первого тяжелораненого – осетинского корректировщика артиллерийского огня (Голованова-Галаванова), вскоре скончавшегося.
3. Затем появление «нашего» раненого средней степени тяжести (спецназовца Петрова).
4. Затем работа медиков в автоперевязочной.
5. Затем обстрел автоперевязочной (расположенной в КУНГе на базе автомобиля ГАЗ) из стрелкового оружия.
6. Затем переход медиков в медпункт.
7. Затем обустройство операционной в столовой медпункта.
8. Затем смертельное ранение Шевелева и доставка его в медпункт.
9. Затем (через какое-то время) отдача приказа Тимермана на передислокацию в баню.
10. Затем передислокация в баню под прикрытием дымовой завесы (дымовых шашек) двумя группами.
11. В первой группе передислоцировалась часть медиков и разведчики.
12. Во второй группе – Тимерман, а также Трамова.

Когда и как был ранен К.Тимерман?
Единственное заметное различие между рассказами Трамовой и Коновалова – время ранения Тимермана. По данным Трамовой, Тимерман был ранен при перемещении в баню. Исходя из замечаний Коновалова может сложиться впечатление, что Тимерман отдавал приказ на передислокацию в баню, будучи уже раненым осколком и еще находясь в медпункте, хотя он (Коновалов) этого прямо и не утверждает.

Представляется, что более точную информацию в данном случае сообщает Трамова.
Во-первых, Тимерман не мог быть ранен за пределами медпункта до начала передислокации из санчасти в баню. В этом случае его обязательно бы доставили в медпункт и тут же оказали бы первую помощь, о чем непременно упомянул бы кто-нибудь из медиков.
Во-вторых, Тимерман не мог быть ранен во время его нахождения в медпункте. В этом случае Трамова или кто-то другой из медперсонала оказали бы ему помощь немедленно, не дожидаясь начала его передислокации в баню.
В-третьих, в отличие от случая, когда Коновалов обследовал рану Шевелева, в этот раз он не дает описания раны Тимермана, он даже не упоминает факта, занимался ли он вообще раной Тимермана. Возможно, это связано с тем, что врачи МОСНа, включая и Коновалова, передислоцировались в баню в первой группе, а Тимерман и Трамова были во второй.

Никто из медперсонала – ни врачи, ни медсестра Литовка, ни санинструктор Трамова – не сообщают ни о доставке раненого Тимермана в медпункт, ни о ранении Тимермана, когда он находился в медпункте, ни об оказании ему помощи в медпункте. Поэтому, судя по всему, ранение Тимермана произошло позже – при его движении от медпункта к бане.

Наконец, существенную информацию о своем ранении сообщает сам К.Тимерман:
Я упал, сначала подумал, что ногу оторвало. Меня затащили за баню, стали перевязывать.
А тут снаряд попал в крышу котельной, нас чуть не завалило. Я попробовал – пальцы на ноге шевелятся. Так и ходил, хромая. Если бы я в тот момент ушел, моим солдатам морально было бы очень тяжело. Поэтому даже не думал о том, чтобы вместе с другими ранеными уехать. Тут же, в подвале, мне ногу зашили.
http://izvestia.ru/news/341319

В этом интервью Тимерман раскрывает место своего ранения – недалеко от бани, за которую его затем и затащили и в которой (за которой) ему сделали первую перевязку. Кстати, в этом интервью Тимерман ничего не говорит о ранении Шевелева осколком того же («его») снаряда. Это и неудивительно, поскольку передислокация из медпункта в баню происходила без Шевелева, который, будучи смертельно раненным на пути между казармой и медпунктом, к этому времени уже скончался на руках Коновалова.

Таким образом, сообщения санинструктора Трамовой, а также медиков Коновалова, Зубока, Литовки (последние трое были прикомандированы к батальону, но не были прямыми подчиненными Тимермана), ставшие свидетельствами непосредственных очевидцев (то есть того, что они видели лично сами, в чем они сами принимали участие), представляются более логичными, более последовательными, менее противоречивыми, чем показания некоторых военных. В то же время разбор заявлений Тимермана показывает, что относиться к ним следует с большой осторожностью.

Из какого оружия был смертельно ранен С.Шевелев?
Цитаты, иллюстрирующие обе версии ранения – от Тимермана (осколок танкового снаряда) и от Коновалова (пуля снайпера) – приведены выше. Какая из них является более обоснованной?

Версия Тимермана о ранении Шевелева осколком того же снаряда, что и самого Тимермана, как было показано выше, несостоятельна. Правда, возможно, Шевелев был ранен осколком другого танкового снаряда?

Еще раз перечитаем описание ранения, составленное А.Коноваловым непосредственно в момент смерти С.Шевелева:

…мы взяли его на руки, он обмяк, положили его на импровизированный операционный стол. При осмотре тела я обнаружил, что у него было входное отверстие со стороны шеи, скорее всего, он или отбегал, когда перебегал от казармы к медпункту, и выходное было со стороны спины отверстие и где-то седьмой шейный позвонок. То есть это была именно пуля снайпера.

Мог ли А.Коновалов ошибиться в постановке диагноза?

Аргументация в пользу профессионализма врача из 220 МОСНа уже была приведена участниками обсуждения в ветке здесь:
Ошибка – это одно, а выдумка пулевого отверстия в шее – несколько другое. При всем желании не могу себе представить того, чтобы врач по какой-либо причине выдумал эти отверстия и не упомянул никаких других видимых повреждений на теле убитого. Все-таки за врачом тут последнее и наиболее профессиональное слово

…даже самые элементарные соображения говорят, что, поскольку найдено место входа (шея) пули/осколка и выхода (ниже ключицы), то очень маловероятно, что это был осколок. Осколки всегда бывают неправильной формы и летят со скоростью, значительно меньшей, чем у пули. В такой конфигурации осколок идет гулять по телу, а не проходит на вылет по прямой. Уж если даже пуля со смещенным центром тяжести, попадая в руку, идет гулять по телу, то об осколке и говорить нечего. Я понимаю как все это звучит, но в ошибку врача не верю ни на секунду…

То, что в дом попал снаряд, и что Шевелев был убит пулей снайпера совершенно не противоречит друг другу. Да, был снаряд. Одновременно перебегавший по двору лейтенант Шевелев был убит пулей снайпера. В момент, когда разорвался снаряд, Вы думаете, очевидцы могли точно сообразить и понять, отчего вдруг упал их товарищ?
А вот врач, осматривавший тело, ошибиться не мог. Он это делал в относительно спокойной обстановке, снаряд в этот момент не взрывался, его показания можно считать абсолютно объективными…

Повторяю: это был не столичный доктор, а профессиональный военврач. Перепутать осколочное ранение с пулевым практически невозможно даже без вскрытия.

Ошибиться мог какой-нибудь дантист, срочно призванный “под ружье”. Специалист-хирург, травматолог, к тому же военный врач из специального подразделения в таких вещах ошибиться просто не мог. Это исключено. Совершенно исключено. Тем более, что пулю, как я понимаю, и извлекать было не нужно: она прошла насквозь и вышла под ключицей. Вы представляете себе, что произошло бы, если бы этим путем прошел осколок?!…

Очевидцы, видевшие разрыв снаряда, вполне могли предположить, что Шевелев погиб от осколка. Но врач, осматривавший тело, абсолютно не способен спутать рану от пули с осколочным ранением… Тем более врач отнюдь не расположен к грузинам и его показания нельзя заподозрить в пристрастности. Он просто констатирует то, что видел при осмотре тела.

Эти логические соображения представляются неоспоримыми.
Тем не менее все же возникает вопрос: а нет ли каких-либо дополнительных свидетельств, подтверждающих (опровергающих) показания Коновалова? Одним из ключевых обстоятельств является ответ на вопрос: из какого оружия обстреливался Верхний городок тогда, когда был ранен Шевелев?

Из какого оружия обстреливался Верхний городок утром 8 августа?
Сообщений о характере обстрела Верхнего городка немало.

К.Тимерман:
Грузины так и не зашли на наши позиции танками; они боялись, зная, что у нас есть РПГ. Их танки стреляли в основном на безопасном удалении – 500 – 700 метров…
В 8 часов утра 8 августа поблизости разорвался танковый снаряд…
Под обстрелом грузинской артиллерии
Операционная сгорела от прямого попадания артиллерийского снаряда
http://old.redstar.ru/2008/08/19_08/3_01.html

К.Тимерман:
минометный и артиллерийский огонь из расположения грузинского миротворческого контингента по нашему расположению велся весьма интенсивный…
Танки уходили на дальность 600-700 метров и на прямой наводке били по нашему расположению.
http://www.stihi.ru/2009/03/10/6019

Ю.Роженцев:
…первый танковый выстрел с грузинской стороны…
Артиллерийский и танковый обстрел усилился…
Им оказывалась массированная поддержка артиллерией и авиацией. Сначала по нам отработала артиллерия, а затем утюжила штурмовая авиация.

А.Кисаубаев:
Расположение батальона грузины расстреливали, наверное, из всего, что только может стрелять: танков, пушек, «Градов», бомбили авиацией
http://old.redstar.ru/2008/08/21_08/3_01.html

А.Бугрий:
Грузинские войска… вызывали огонь артиллерии и били танками
http://vesti7.ru/archive/news?id=12646

А.Данилюк:
…со стороны миротворческого батальона Грузии подошли еще шесть танков
Затем танки начали расстреливать наш автопарк…
Чтобы не попасть под танковые выстрелы, мы отошли к караульному помещению. Человек пять забежали вовнутрь. Через несколько секунд в караулку попал снаряд.

С.Абоимов:
Грузинские танки стреляли по нам в упор! Когда наши БМП и БРДМ вышли на рубеж, их подбил грузинский танк, и они сгорели. Вскоре гранатомётчики этот танк уничтожили. Тем временем грузины накрыли нас «Градом».
http://www.bratishka.ru/archiv/2008/9/2008_9_2.php

З.Трамова:
Когда снаряды стали рушить стены…
http://stav.kp.ru/daily/24180/389627/

Первый танковый выстрел
По «голубым каскам» наносился удар в четыре этапа: огнем реактивной артиллерии, ракетными авиаударами, обстрелами из танковых орудий и минометов
Пока его родную «беху» не разорвало, словно бумажную, на части танковым выстрелом.
http://www.otechestvo.org.ua/main/20089/2513.htm

…грузины подтянули к позициям миротворцев два грузинских танка.
Первыми двумя выстрелами танк подбил одиноко стоявшую и не стрелявшую БМП миротворцев…
А из укрытий по базе стреляли танки.
http://www.rg.ru/2009/05/27/chinval.html

Артиллерийско-минометным огнем и при поддержке танковых орудий они пытались подавить сопротивление миротворцев…
http://old.redstar.ru/2008/08/22_08/2_01.html

Таким образом, все свидетели показывают, что обстрел Верхнего городка грузинскими войсками производился прежде всего танками и артиллерией. Некоторые также говорят о минометном огне, а также о «Градах» и штурмовой авиации. Но показательно, что никто из свидетелей не говорит об использовании грузинскими частями стрелкового оружия.

И, очевидно, это не случайно. Грузинских поздразделений, способных вести огонь из стрелкового оружия по позициям миротворческого батальона, утром 8 августа, похоже, действительно не было.

На вопрос А.Викторова о присутствии грузинской пехоты в окрестностях Верхнего городка Д.Зубок отвечает отрицательно:
АВ: А пехота была грузинская?
АК: Ну, вроде нет. По моему 8-го не было. 9-го там была.
АВ: То есть, грубо говоря, 8-го числа, танки ходили, обходили?
АК: Да, я насколько понимаю, это тактика боя такая же, сначала же нужно максимально пустить артподготовку провести красивую, а потом туда можно смело заходить и, кто там останется, уже добивать.
http://analiz-888.livejournal.com/44328.html

Тимерман также подчеркивает, что грузинская пехота близко не подходила к Верхнего городку:
Их танки стреляли в основном на безопасном удалении – 5 00 – 700 метров… Несколько раз попытались войти через КПП, однако после воздействия стрелкового оружия пехота отсекалась, и танки пятились назад, ведь без пехоты танк – просто мишень для гранатомета, – рассказывает подполковник Тимерман.
http://old.redstar.ru/2008/08/19_08/3_01.html
Танки уходили на дальность 600-700 метров и на прямой наводке били по нашему расположению.
http://www.stihi.ru/2009/03/10/6019

Причем, судя по контексту этих отрывков, указанные рассказы Тимермана о сопровождении танков грузинской пехотой относятся к боевым действиям, происходившим уже 9 августа, а не 8 августа.

Обстрел Верхнего городка из стрелкового (в т.ч. снайперского) оружия
Что же касается 8 августа, то, судя по показаниям свидетелей, было лишь два достоверных эпизода, когда территория Верхнего городка действительно обстреливалась из стрелкового оружия.

Первый эпизод – это период между 5.50 и 6.20-6.25 утра, описанный здесь:

Таким образом, примерно в 5.50 утра «вдоль забора», окружавшего расположение МСБ в Верхнем городке, начался минометный обстрел, а затем – обстрел из стрелкового оружия. Выше уже отмечалось, что во время обстрела Цхинвали в ночь с 7 на 8 августа грузинские части не использовали минометов, а в районе Верхнего городка 8 августа вообще не было грузинской пехоты. К тому же указанный обстрел происходил «вдоль забора», следовательно, в непосредственной близости от Верхнего городка. Однако ни ДЗ, ни АК, ни кто-либо другой из свидетелей, ни один военнослужащий МСБ никогда не заявлял об обнаружении грузинских пехотных частей в непосредственной близости от Верхнего городка утром 8 августа.
Следует также еще раз обратить внимание на то, что во многих других случаях свидетели точно указывают, что огонь велся грузинскими войсками. Однако в этом эпизоде и свидетель АК и свидетель ДЗ используют без исключений безличные формулировки: «Сначала огонь по нам велся из стрелкового оружия, но так, больше пугали, скорее всего»; «Минометный обстрел вдоль забора шел, а потом началось и из стрелкового оружия. Одновременно начали стрелять». При этом в первой цитате подчеркивается, обращается внимание на некоторую «несерьезность» начатого обстрела: «так, больше пугали, скорее всего».

Второй эпизод обстрела Верхнего городка из стрелкового оружия относится примерно к 7-8 часам утра. Свидетели его описывают следующим образом.

З.Трамова:
Потом раздался сильный огонь из стрелкового оружия. Стреляли со всех сторон: можно было подумать, что мы в плотном кольце окружения. Где-то в 50 метрах от меня был убит командир разведвзвода. Я его доставила в санчасть.
http://old.redstar.ru/2008/08/21_08/3_01.html

К.Литовка:
Мы всё (медоборудование) разложили, но приходилось бегать, чтобы все перетащить, потому что постоянно обстреливали…
http://aillarionov.livejournal.com/560021.html

Д.Зубок:
ДЗ: И вот как раз мы пошли в автоперевязочную, и по автоперевязочной, что самое удивительное, она была с красным крестом, стали влетать уже пули.
АВ: Ну, я так понимаю, что сначала вы работалив автоперевязочной, потом вы перешли в медпункт.
ДЗ: Конечно, невозможно было работать, потому, что просто выйдешь на улицу и схлопочешь пулю. Это 100 процентов.
http://analiz-888.livejournal.com/44328.html

А.Коновалов:
Были проведены реанимационные мероприятия, все эти манипуляции мы проводили на базе автоперевязочной, которая была огорожена, была с красными крестами, был белый флаг. То есть невооруженным глазом было видно, что это именно медицинская машина, то есть именно для оказания помощи раненым и больным, и не какая это не «единица боевой техники». И когда реанимационные мероприятия проводили, мы все обратили внимание, такой пошел звон по металлу, по нам из стрелкового оружия начали бить… Аона (автоперевязочная машина) еще стояла как-то неудобно, вразрезе между медпунктом ибаней, тоесть открытое пространство, иона свободно начала простреливаться изстрелкового оружия. Там был кислородный баллон, аппарат искусственной вентиляции легких, мог произойти взрыв, что могло повлечь засобой жертвы.
После этого было принято решение, имыпереместились уже всам медпункт. Состороны двора батальона, состороны плаца оннепростреливался.
http://aillarionov.livejournal.com/560021.html

Таким образом, можно отметить следующие особенности второго эпизода обстрела Верхнего городка из стрелкового оружия:

1. Обстрел происходил около 8 часов утра, когда в окрестностях Верхнего городка не было замечено грузинских пехотинцев.

2. Обстрел Верхнего городка происходил «со всех сторон», так что у санинструктора сложилось впечатление, будто бы люди, находившиеся в Верхнем городке, оказались «в плотном кольце окружения».

3. Во время (под прикрытием) стрелкового обстрела снайперской пулей был убит командир разведвзвода Шевелев. При осмотре его тела Коновалов обнаружил, что входное отверстие пули было со стороны шеи, выходное – со стороны спины в районе седьмого шейного позвонка. Иными словами, выстрел снайпера был произведен с возвышения.

4. Стрелковый обстрел продолжился в том числе и по автоперевязочной со знаком красного креста, находившейся в КУНГе (кузове унифицированного нормального габарита) автомобиля ГАЗ.

5. Из-за обстрела медперсонал переместился из автоперевязочной в медпункт, который не простреливался. Как отметил Коновалов, выбор медпункта был сделан в том числе и потому, что он не простреливался не с юга (со стороны грузинского Земо-Никози он был совершенно открыт), а с севера – «со стороны двора батальона, со стороны плаца», откуда, судя по всему, и велся обстрел из стрелкового оружия. Двор батальона и его плац находятся с севера от медпункта, грузинские позиции в Земо-Никози – с юга.

6. Обстрел из стрелкового оружия произошел в то время (8 часов утра), когда Верхний городок еще не подвергся обстрелу грузинских танков.

Откуда и кто мог вести стрелковый (в т.ч. снайперский) огонь по целям внутри территории Верхнего городка?
Теоретически можно предположить, что такой обстрел могли произвести или юго-осетинские или грузинские или российские военные.

Ни один из свидетелей ни разу не упомянул присутствия юго-осетинских подразделений в Верхнем городке или в какой-либо близости от Верхнего городка – за исключением осетинского корректировщика артиллерийского огня, убитого до начала второго обстрела.

Ни один свидетель не упомянул присутствия грузинских пехотинцев в Верхнем городке или поблизости от него. Более того, известно, что в боевых действиях как у Верхнего городка, так и в других местах грузинское командование предпочитало использовать прежде всего не пехоту, а артиллерию и танки. Кроме того, предполагаемое присутствие грузинских стрелков в районе Верхнего городка накануне и во время танковой атаки привело бы к обстрелу грузинскими танками своей же пехоты, что, учитывая характер ведения ими боевых действий, выглядит крайне маловероятным.

Точно известно, что в Верхнем городке и вокруг него находились военнослужащие двух российских частей – 135 мотострелкового полка и 10-й бригады спецназа.

Как известно, Верхний городок находится на возвышенности, господствующей над окрестностью – «на высоте», «на небольшом взгорье», «на горе». Кроме того,он был окружен бетонным забором с бойницами. Поэтому прицельный огонь из стрелкового оружия, в том числе снайперский, с территории, окружающей Верхний городок и расположенной заметно ниже его, с расстояния не менее 600-700 метров (по информации Тимермана) по целям, находившимся на территории Верхнего городка, выглядит исключительно затрудненным, а стрельба «сверху» – невозможной. Возможное место, с которого можно было вести снайперский огонь сверху по целям, находившимся во дворе батальона, между казармой и медпунктом, по автоперевязочной – это верхние этажи и крыша здания казармы.

Первым выстрелом грузинского танка по зданию казармы (в 6.20-6.25 8 августа) был ранен не только осетинский корректировщик артиллерийской стрельбы О.Голованов-Галаванов (смертельно), но и радист-стрелок 10-й бригады спецназа М.Петров (ранение средней степени тяжести). Не исключено, что стрелок Петров был не единственным спецназовцем, находившимся в то утро в здании казармы.

Был ли С.Шевелев единственной целью снайперского огня?
Сергей Шевелев погиб иначе, чем другие его сослуживцы.
Сергей Шевелев оказался первой жертвой из состава военнослужащих миротворческого батальона – причем тогда, когда грузинские танки еще не начинали своей атаки.
Сергей Шевелев оказался единственным офицером, погибшим в батальоне.
Сергей Шевелев оказался единственным военнослужащим, погибшим от применения стрелкового (снайперского) оружия. Все другие бойцы погибли от артиллерийского или танкового огня.

Тем не менее снайперы стреляли не только в Шевелева. Жертвой снайперского огня мог стать и другой офицер батальона – старший лейтенант Бобров:
Ранен пулей снайпера был и командир роты – старший лейтенант Бобров.
http://www.rg.ru/2009/05/27/chinval.html

Послесловие
Сергей Шевелев не успел совершить никаких – ни героических ни каких-то особых – действий во время российско-грузинской войны. Он погиб от пули снайпера еще до начала обстрела Верхнего городка грузинскими танками. Но жертвоприношение Сергея Шевелева оказалось, пожалуй, самым важным для российского руководства, потому что его гибель (наряду с гибелью других его сослуживцев) обеспечила формальный повод (юридическое обоснование, casusbelli) для оправдания агрессии российского режима против Грузии. Такая жертва безусловно заслуживала присвоения ей звания Героя России.

Указом Президента Российской Федерации от 19 сентября 2008 года за мужество и героизм, проявленные при исполнении воинского долга, старшему лейтенанту Шевелёву Сергею Юрьевичу присвоено звание Героя Российской Федерации (посмертно).

У Сергея Шевелева осталась жена Анна и дочь Валерия.

Имеет смысл упомянуть также и еще об одной награде.

8 августа 2011 года Д.Медведев вручил 10-й отдельной бригаде специального назначения орден Жукова – за успешное выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом личным составом бригады мужество и героизм. См.: Указ от 5 августа 2011 г.

Заслуживает внимания тот факт, что орденом Жукова не были награждены ни 135-й мотострелковый полк, батальон которого в качестве «миротворческого» был размещен в Цхинвали и потерял 10 человек погибшими, ни 693-й полк, батальонно-тактическая группа которого (наряду с БТГр 135-го полка) сыграла ключевую роль в осуществленной военной операции. Орденом Жукова была награждена только 10-я бригада спецназа – за исключительный вклад, который она внесла – не в военную, а в дипломатически-оправдательную – кампанию осуществленной агрессии.

Из статута ордена Жукова:
1. Орденом Жукова награждаются командующие объединениями, командиры соединений, воинских частей, их заместители из числа высших и старших офицеров:
– за умелую организацию и проведение операций группировок войск (сил) на стратегических направлениях (театрах военных действий) или армейских операций, в ходе которых, несмотря на численное превосходство противника, были достигнуты цели операции…

2. Орденом Жукова могут быть награждены воинские соединения и части, участвовавшие в проведении операций на суше и в воздухе, в ходе которых, несмотря на упорное сопротивление противника, были достигнуты цели операций с полным сохранением боеспособности воинских частей.
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=129241

А.Н. Илларионов.

Общественно-политическое Движение «Восход» ~ форма обратной вязи ~
Send this to a friend